Арканум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Фэнтези-конкурсы: Очерки, Отборочный тур. Завершен.
Элементалист
сообщение 2.7.2009, 23:03
Сообщение #1


Ах как хочется ворваться, ах как хочется вернуться в Арканум
Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 943
Регистрация: 1.4.2008
Из: Калгари, Канада
Пользователь №: 2 421



Конкурс Фэнтези-Очерков "Так говорил Нагсен"



ИзображениеПервое место!!! "Лучший автор", золотая медаль!


ИзображениеАвтор: ERGO | ГОЛОСОВ: 21

Несколько слов от автора:

Данное произведение является результатом творческого переосмысления оригинального рассказа. Ввиду жестких рамок проводимого конкурса сюжет рассказа был переработан, а часть художественных описаний и побочных сюжетных линий опущена.


Пролог
В 2050 году, произошла великая земная война, в которой все человечество понесло серьезные утраты. Оставшиеся люди, за полвека, собрали технологии и разработали сверхкомпьютер, который должен был контролировать жизнь людей и привести их к возрождению. Компьютер был назван Высшим Арбитром. Он представлял из себя мощный компьютер, включенный в цифровую сеть, объединяющий множество других Арбитров, расположенных по всей планете. Каждый из них нес в себе информацию об истории, технологии, культуре и жизни людей в целом. Главной особенностью Высшего Арбитра было то, что он был создан на основе мозга одного неизвестного героя войны, который сильно повлиял на ее исход.

Были созданы армии машин, которые восстанавливали планету и помогали людям объединяться. Война унесла с собой все этнические и культурные границы между народами, что благотворно сказалось на глобализации.

Высший Арбитр оправдал надежды своих создателей, и в 2190 году человечество пришло к идеальному обществу. Наступила новая эра человечества, и теперь на планете Земля существовало только одно государство - Империя Человека.

Империей управлял совет, во главе которого стоял Высший Арбитр. В совете же состояли люди, предками которых были создатели Высшего Арбитра. Люди научились контролировать свою эволюцию и открыли в себе ранее невообразимые возможности. Было сделано все, чтобы последующие поколения людей, зная историю человечества, смогли с гордостью смотреть на свое настоящее. Объединившись, люди продолжили поиски ответа на главный вопрос своего существования.

Глава первая. Выбор.

История одного ученого, начинается в городе Хронограде. В области, где располагался город, весь год была зима и почти без остановки шел снег, это сказалось на главной особенности Хронограда. Город представлял из себя огромный купол, внутри которого находилась вся его инфраструктура. Небоскребы разной высоты, соединялись друг с другом сложной системой навесных тоннелей. Все строения в городе были белого цвета, таким образом, создавался образ паутины из металла и бетона.

Хроноград был восстановлен после войны, а его население было искусственно образованно, путем ввоза исключительно людей науки. Основным направлением города было исследование в области искажения пространства, и развитие технологии телепортации. Население города составляло два миллиона ученых.
Наступало очередное сегодня, пятнадцатое июля 2257 года. Темную комнату освещали лазерные часы, цифры которых занимали всю стену. Они светили голубым успокаивающим светом. Я уже проснулся два часа назад и просто лежал, смотря в потолок. Я вспоминал детство, родителей, которых уже не видел 12 лет. За эти два часа в моей голове пролетела, пожалуй, вся моя память о жизни. Всю жизнь, я, как и другие люди ищу смысл своего существования, ищу точку отсчет и того, кто все это создал. Нужно ли это нам на самом деле? В моем паспорте стоит категория «У». Еще в утробе матери совет решил, что я буду ученым. Я не знаю, правильно ли это, когда за человека решают, кем ему быть по жизни, но Арбитр говорит, что иначе человечество повторит свою историю. Он говорит, что природа людей деструктивна, и мы должны контролироваться существом, с более «стабильным» сознанием. Предки создали компьютер, который безотказно выполняет свою задачу и делает людей счастливыми, хотя, что такое счастье? Оно ведь для каждого свое, а значит каждый должен его выбирать сам, интересно, что скажет на это Арбитр?

Мысли Ярослава были прерваны ярким солнечным светом, который резко ворвался в комнату через окно, которое мгновение назад было стеной с часами. Пора было идти в дворец технологий, Ярослава ждал семинар, к которому он готовился два года. После обычных утренних приготовлений, Ярослав взял папку с отчетом и вышел из квартиры. Он шел знакомым путем к станции аэрометро. Транспорт немного опаздывал. Ожидая его, он снова вернулся к тем мыслям о счастье. Когда челнок уже показался из-за соседнего строения, Ярослав пообещал сам себе, что после работы зайдет в центр связи с Арбитром и расскажет ему мысли, которые беспокоят его. После этого Ярослав сел в челнок, который отбыл в следующий пункт.

Пролетая до боли знакомые пейзажи мегаполиса, Ярослав всегда гордился тем, что люди смогли изменить свою печальную историю, смогли перебороть свои пороки и сейчас человечество процветает. Улыбка на лице Ярослава появлялась несознательно, его переполняли хорошие чувства.
- Мы подлетаем к пункту HS-092, станция «Дворец технологий» - прозвучал звук из динамика челнока. Выходя из челнока Ярослава переполнила ностальгия по этому месту. Перед ним стоял огромный дворец белого цвета, с причудливыми колонами в виде парабол. Ярослав пошел к воротам дворца по тропинке, по бокам которой стояли металлические деревья, от начала, до конца пути. Ярослав считал, что эти металлические деревья символизируют то, что человек смог создать свою собственную природу. Два года назад, именно здесь, Ярослав получил новую квалификацию и сразу же следующую квалификационную работу, отчет по которой он нес в папке. Зайдя внутрь дворца, Ярослава встретила симпатичная девушка.



- Рада Вас видеть Ярослав - сладко сказала девушка

- Взаимно, а мы знакомы? - спросил Ярослав.

- Ах да… простите я здесь новенькая. Я новая модель, Reltech-17, я унаследовала память старой помощницы, поэтому помню Вас. Я уверена, сегодня у Вас все получится, как и два года назад - так же сладко отвечала помощница.

- Андройд… - подумал Ярослав.

- Ваша практическая часть разработки находится на складе 89-RX, в правом крыле, я Вас провожу. - Ну, пойдемте - сухо ответил Ярослав.
Они направились на склад. Ярослав молчал и смотрел под ноги, а помощница смотря на него, решалась что-то спросить.

- Вы чем-то озабоченны Ярослав, я могу помочь? - внезапно сказала девушка-андройд

- Как Вас зовут? - спросил Ярослав.

- Рил - ответила девушка.

- Рил… Вам нравится Ваше имя?

- Да, а почему Вы спрашиваете? - удивилась Рил.

- Мне интересно, а почему оно Вам нравится?.

- Мое имя было дано мне, так же как и природа была дана человеку, когда он появился. Природа прекрасна и думать почему это так – бессмысленно, ведь от этого ничего не изменится – спокойно ответила Рил.

- Хм, то есть нужно соглашаться с тем, что нам было дано, когда мы родились например? - буркнул Ярослав.

- А почему нет? Наверно тому, кто создал людей, было виднее, давать человеку природу или нет, так же как Арбитру, выдавать конкретному человеку, конкретную профессию еще до его рождения. Ему виднее, что нужно человечеству на данный момент, он поступает так, чтобы было хорошо всем. - улыбаясь ответила Рил.



Ярослав хотел спросить, но Рил резко вставила
– Ну вот мы и пришли.
Ярослав, увлеченный диалогом, не заметил, как они оказались у нужного склада.

- Я вижу, Вы хотите продолжить нашу беседу. Я буду наблюдать за Вашим выступлением и ждать его окончания, чтобы после узнать Вас поближе - сказала Рил.

- Хорошо… я буду ждать нашей новой встречи - оторопевши, ответил Ярослав.

На складе Ярослава ждала его практическая работа - прототип телепортационной установки. Он долго разрабатывал ее и добился успеха, по мнению его руководителей это был прорыв. Установка превращала любой предмет, вещь или живой организм в особый тип энергии, который можно было передать особым способом трансляции на другую установку, которая в свою очередь трансформировала энергию обратно, тем самым достигался эффект телепортации. Ярослав вдумчиво смотрел на установку, в то время как в помещение склада зашел молодой человек.
- Привет Ярослав! Я ждал тебя у входа, но потом Рил сказала, что ты уже тут.

Это был Виктор, лучший друг Ярослава. Они родились в одном городе, Альтодоре, где учились в одной академии и были единственные кого перевели в Хроноград. Сегодня Виктор будет ассистировать Ярославу.
- Виктор! рад тебя видеть. Спасибо, что помогал мне, мы вместе шли к этому дню и без тебя я бы не придумал эту штуковину!.

- Я тоже рад Ярик - бодро сказал Виктор.

- Как думаешь, она сегодня будет работать как всегда? - задумчиво спросил Ярослав.

- А куда она денется? это же машина, она настроена, протестирована и готова к работе. Проще говоря, мы уже десять раз могли бы защитить это проект, все будет нормально, не парься! - уверенно ответил Виктор.

Ярослав молчал и напряженно смотрел на Виктора. Пауза продолжалась пару минут.

- Ах… ты наверно думаешь о Грише? Ты ведь понимаешь, что та версия установки была не закончена. После Гриши были успешно телепортированы десять человек и три андройда,

разве это не вселяет уверенности? это ведь нормально… это метод проб и ошибок, вспомни, как развивалась медицина…

- Но где Гриша сейчас? - Ярослав перебил Виктора.

- Мы не можем знать этого, он просто пропал во время эксперимента - Виктор подошел и положил руку Ярославу на плече.

- Просто помни его как хорошего человека, который был с нами, но видимо тогда, его время пришло. Где бы он не был, я уверен, он рад за тебя и за то, что ты доделал ее. Все будет нормально.
Ярослав немного успокоился и даже улыбнулся Виктору. После этого они последовали в зал конференций, а установка летела за ними на магнитной площадке. Они шли молча по пустому, длинному коридору. На стенах коридора висели мониторы, на которых поочередно показывались картины прошлого и настоящего. Иногда в стенах встречались углубления, в которых стояли статуи и различные изваяния мистических животных или неизвестных существ. Больше всех Ярославу нравилась статуя химеры, которая была подписана следующим текстом – «Убей в себе химеру и иди к мечте». В конце коридора виднелась дверь в зал. Чем ближе они приближались к ней, тем больше Ярослав волновался. Виктор немного обогнал Ярослава и с улыбкой открыл дверь.

Они вошли в громадный зал, площадь которого была сравнима с футбольным стадионом старого времени. Зал был оборудован большими экранами, которые висели у каждого амфитеатра, и показывали, что происходит в центре. На эту конференцию съехалось много людей из разных уголков земли, так как проект был фундаментальным, и за два года была проведена последняя стадия его реализации. Ярослав почувствовал, как на него смотрят десятки тысяч людей, пот выступил на его виске. Через пару секунд Ярославу стало легче, так как за ним влетела площадка с установкой, и внимание было переведено на нее. Площадка устремилась в центр зала, а Виктор с Ярославом последовали за ней.
- Сегодня знаменательный день, в истории Хронограда. Нашими ученными была закончена фундаментальная работа, которая началась еще во времена старого мира… - началась вводная речь конференции.
По дороге в центр зала, Ярослав снова вспомнил о своих утренних размышлениях. Его размышления перебила мысль о Рил. Внезапно он захотел найти ее глаза в этой тысячной толпе, его взгляд забегал. Виктор заметил это и вальяжно закинул руку на плечи Ярослава, чтобы успокоить его.
- Сегодня в этом зале, главные разработчики продемонстрируют нам работу прототипа установки телепортации, Вы можете видеть их. Это Ярослав Стуков и Виктор Йоц. - последовали аплодисменты.
Ярослав и Виктор уже были в центре зала. Установка была инсталлирована и развернута. Она представляла из себя две платформы с капсулами, пультом управления, транслирующим аппаратом и другими сопутствующими устройствами. Платформы стояли друг против друга на расстоянии пятидесяти метров. Зал утих и Виктор начал свою речь.

- Мы начнем демонстрировать работу установки с перемещения куска плутония весом в один центнер.
Кусок плутония уже лежал около одной из платформ установки. С помощью погрузочного робота, кусок был помещен в капсулу. Виктор занял место у пульта управления платформы с плутонием, а Ярослав у другой.
- Мы начинаем - сказал Виктор и кивнул Ярославу.
После запуска установки, внутри капсулы с плутонием появился яркий свет. Установка издавала звуки напряжения. Через десять секунд капсула платформы Ярослава, так же начала светиться, а капсула Виктора погасла. Прошло еще несколько секунд и установка отключилась. погрузочный робот подошел к капсуле Ярослава и после ее открытия достал кусок плутония. Зал начал аплодировать, но быстро утих.
- Теперь мы продемонстрируем работу установки на андройде - сказал Виктор.

Мужчина андройд зашел в капсулу Ярослава, и ученые начали. Андройд был успешно телепортирован таким же способом как и плутоний. Зал начал аплодировать сильнее, но утих так же быстро. Минутная тишина, сейчас должна была начаться речь Ярослава. Ярослав включил спикер и сказал.

- В завершении мы продемонстрируем телепортацию человека. В роли испытуемого буду я.

- ЧТО?! - прокричал Виктор. - Стой, стой, стой - он побежал к Ярославу - Зачем это? у нас же есть доброволец? что за шуточки?. Зал оживился.
- Я так решил, я хочу попробовать это сам - настойчиво ответил Ярослав,

- Почему? в чем дело?,

- Я не знаю, я не думал об этом, я просто хочу испытать это сам, все будет нормально, просто повтори, что уже делал ранее - сказав это, Ярослав направился к капсуле.

Он весь вспотел, его пытался одолеть страх. Капсула уже была открыта. На мгновение ему показалось, что она похожа на гроб, он сжал кулаки и зашел в нее, после чего она закрылась. В капсуле было свежо, но пахло газосваркой, не смотря на это Ярослав смог расслабиться.
Наконец-то я принял решение сам, внезапно, может опрометчиво, но это было мое решение. Это как выбор жизни или смерти, это определенно нравится делать, чувствуешь… как же это называлось…

Виктор поднялся к пульту платформы, в капсулу которой уже вошел Ярослав. Другой платформой управлял бывший доброволец.
- Мы начинаем - сказал Виктор. Он что-то нажал на пульте и махнул ассистенту.

Это называлось свобода – подумал Ярослав, закрывая глаза.
Свет появился сразу же в обеих капсулах. Через несколько секунд обе капсулы погасли. Виктор побежал к капсуле в которой должен был оказаться Ярослав. Открыв ее, он обнаружил, что там было пусто.

Глава вторая. Другая свобода.

- Здравствуйте Арбитр. Меня… беспокоит одна мысль. Помните, Вы говорили, что контроль генофонда создан с целью, достижения общего блага, чтобы был баланс между всеми, чтобы все были счастливы?

- Приветствую тебя. Для начала хочу поздравить с успешной защитой. Твой прототип послужит множеству новых изобретений, которые будут служить на благо человечества. Я тоже помню то, о чем ты спрашиваешь. Что именно тебя беспокоит?

- Меня беспокоит то, что люди не могут выбирать свое счастье сами. Почему человек ограничен в этом уже с рождения?

- Потому, что человек не может контролировать свой разум, что в итоге приводит людей к войне.

- То есть счастье людей приводит к войне?

- Счастье – это только слово, характеризующее полное удовлетворение отдельно взятого человека. Удовлетворяя себя одного, человек впадает в эйфорию, которая отключает в его разуме заботу о других людях, тем самым удовлетворение отдельно взятого человека, может мешать другому. Так и начинаются войны.

Ярослав хотел спросить, но внезапно изображение Арбитра на мониторе сменилось на лицо химеры. Она зарычала на Ярослава и комната, где он находился, затряслась, послышались взрывы, с потолка потекла вода, он почувствовал сырость. Внезапно Ярослав оказался лежачим на земле, смотря в небо, шел дождь. Он начал отличать сон от реальности. Ощущения были не из приятных, плюс к тому, Ярослав ощущал сильную слабость. Он перекатился на бок и попытался встать. Внезапно он почувствовал сильный удар в бок, который снова повалил его на землю.
- Ты кто такой? – сказала темная фигура, предположительно пнувшая Ярослава.

- Я Ярослав, я ученый, где мы? - испугано, спросил Ярослав.

- В лесу. Ты не из касты белых?

- В каком лесу? какая каста белых?

- Хм, ладно, пойдем в дом, там разберемся. – сказав это, игура начала отдаляться.

Ярослав напряг тело и выпустил в кровь больше адреналина, это очень взбодрило его, он перестал чувствовать холод и неудобства. Резко встав на ноги, он последовал за фигурой. Было темно, земля была жидкой, а ветки мешались идти сквозь густой лес. Они шли еще пару минут, после того, как в дали показался свет. Ярослав сразу определил, это была газовая лампа старого времени. Она освещала дверь и немного стены деревянного дома.

- Жди тут. Я сейчас. Если попытаешься уйти, буду стрелять. - Ярослав кивнул головой. Фигурой оказался человек который подошел к двери и простучал не сложную мелодию. Дверь открылась. Человек что-то сказал, а потом, махнув Ярославу зашла в дом. Дверь осталась открытой, Ярослав быстро побежал к ней. Пройдя в дом он понял, что скорее всего находится в каком-то заброшенном районе, где еще все сохранились такие дома. В доме был низкий потолок, душно и пахло чем-то не понятным. Ярослав не смог идентифицировать этот запах. Человеком который нашел Ярослава, оказался большой мужчина с длинными волосами. Он стоял у стены и снимал тяжелые кожаные одеяния, в углу Ярослав заметил несколько древних ружей и стойку с мечами. В другом углу сидела женщина с худощавым телосложением, золотыми волосами до плеч, из которых торчали длинные, острые уши. «Мутанты?» подумал Ярослав. Женщина начала говорить:
- Он не из белых, я чувствую это. Его дух силен, но он растерян. Откуда ты, юноша?

- Я из Хронограда. – ответил Ярослав.
Мужчина уже разделся и наливал себе какой-то темный напиток в большую деревянную кружку.

- А это где? новый город магов? – спросил мужчина.

- Это на севере. Простите, что вы сказали, город магов? – удивленно спросил Ярослав, но в этот же момент, в его памяти проявилось похожее слово - «магия». Он сразу же зацепился за него и вспомнил о литературных жанрах, где описывалось это явление. Ему показалось, что эти люди под магами подразумевают ученых, но зачем они играют в этот маскарад?

Мужчина сел на грубый деревянный стул и начал пить напиток, а женщина с длинными ушами встала и подошла к Ярославу. Ее взгляд был глубокий, а глаза большими, серого цвета. Она сладко улыбалась и в этой улыбке Ярослав вспомнил Рил.

- Успокойся Ярослав, мы не причиним тебе вреда. Прошу, устраивайся и расскажи нам о себе больше.

- Вино будешь? – спроси мужчина.

- Вино? интересно, не разу не пробовал. Буду. - Мужчина кивнул на бочку с краником, рядом с которой стояла кружка. – Наливай сколько хочешь.
Ярослав с интересом начал наливать вино себе в кружку. Запах был резкий и напоминал испорченные ягоды. Немного отпив, Ярослав понял, что этот напиток испорчен или как минимум не правильно приготовлен. Он был кислый. Однако вина он все равно не пробовал. Откинув размышления он разом выпил поллитровую кружку. Мужчина покосился на Ярослава.

- Я ученый, работаю в центре изучения искажения пространства. До того как я оказался лежащим на земле, я защищал свой квалификационный проект. Я был в роли испытуемого, и видимо что-то пошло не так. – рассказывал Ярослав. Взгляд мужчины и женщины наполнился серьезностью.

- Вы хоть скажите, как вас зовут? и где мы находимся? – спросил Ярослав.

- Я Разиэль, а ее зовут Фиона. Мы охотники на белых, они хотят свергнуть ХаториХана, но уже давно всем известно, что их слишком мало, у них нету шансов.

- Значит ты технолог? – спросила Фиона. – Видимо это новый техноград, где проводят секретные исследования и они результативны. Я немного напугана, что технологам удалось скопировать эффект сильнейшей магии телепортации. А что думает о ваших разработках ХаториХан?

- Кто такой ХаториХан? – спросил Ярослав. Разиэль выронил кружку.

- Ты не знаешь, кто такой ХаториХан? – удивленно спросила Фиона.

- Понятия не имею. – ответил Ярослав. – А кто он?

- Это плохая шутка. ХаториХан великое существо, он защищает нас от «неизвестных», а взамен мы подчиняемся ему, он правитель этих земель – сказал Разиэль.

- А кто такие «неизвестные»?

- Это существа, которые видны только ХаториХану, но представляют опасность для всех. Они вселяются в душу любого, будь то зверь, гном, человек или эльф и начинают делать его руками страшные вещи. Например, каста белых раньше была элитным орденом рыцарей Хатори, но после крестового похода на «неизвестных», они стали другими, они выступили против ХаториХана. Видимо их дух не был так силен и их захватили «неизвестные» - сказав это Фиона опустила глаза в пол.

- Хм, то есть когда человек начинает противиться правилам ХаториХана, его обвиняют в том, что в него вселился «неизвестный»? – спросил Ярослав.

- Мой муж был среди рыцарей Хатори. Я видела его последний раз когда он предложил мне пойти с ним. Он был такой же ласковый и добрый, я не чувствовала в его душе зла, но он был против ХаториХана. Он сказал, что они убьют его, потому что он обманывает всех… - она замолчала на пару секунд – я не пошла с ним. ХаториХан говорит, что «неизвестных» невозможно определить даже магией, каков не был силен маг. Они могут обманывать сладкими речами, чтобы переманить на свою сторону. – закончила Фиона

- То есть получается, что кроме ХаториХана, никто не видел «неизвестных», но как отличить их от обычных людей знают все? – спросил Ярослав.

- Да – ответил Разиэль.

- А как ХаториХан стал правителем? – поинтересовался Ярослав.

- До ХаториХана нами управлял Людвиг. – Начал Разиэль - Он был жестоким правителем. Во время его правления было много убийств, интриг, смуты, ереси и инквизиция. Людям плохо жилось, процветал бандитизм, не было порядка, пока не пришел ХаториХан. Узнав, кто управляет этими землями, ХаториХан сразу же убил Людвига и его приспешников. Он сказал, что Людвиг был под контролем очень сильного «неизвестного» как и его приспешники. ХаториХан был рожден, чтобы убивать «неизвестных». Он освободил нас от них и навел порядок. Взамен, мы подчиняемся ему и выполняем любые его законы. Кто против этого - одержим «неизвестным» и заслуживает смерти. – закончил Разиэль.

- А если ХаториХан на самом деле обманывает вас. Ведь не кто не разу не видел этих «неизвестных». Вы не думали, что он защищает вас от того, кого на самом деле не существует? но при этом вы подчиняетесь ему. Вас это устраивает?

- Законы ХаториХана, не такие уж и жесткие. Мы просто должны платить ему золото каждый месяц и беспрекословно выполнять приказы. Так же ХаториХан каждый год выбирает себе трех жен. Самые красивые и мудрые девушки, имеют честь стать его женами. Например, Фиона, одна из трех в этом году – ответил Разиэль

- И они не против? а если у них есть мужья и дети?

- Честь стать женой ХаториХана, дороже всего на свете – продолжал Разиэль.

- А что он с ними делает? Почему нужно выбирать каждый год новых жен?

- ХаториХан говорит, что его жены превращаются в высших существ, сливаясь с ним. Поэтому быть женой ХаториХана – это не только честь, это еще и право стать высшим существом.

- И вы верите этом? – удивился Ярослав.

- Если бы ХаториХан обманывал, мы бы не жили в порядке – жестко ответил Разиэль.

- Это глупо Разиэль. Человек делает зло, не потому, что в него кто-то вселяется, а потому, что он этого захотел сам. Агрессия – это плод страха. Человек сам выбирает, быть ему злым или добрым. Вы можете быть свободными и сами поддерживать порядок, без всяких правителей.

- Ты говоришь как одержимый, Ярослав. – недоверчиво сказал Разиэль.

- Я должен встретиться с ХаториХаном.

- Зачем?

- Я убью его.

После этих слов, Разиэль кинулся к мечам в стойке. Он выхватил первый попавшийся меч и побежал на Ярослава. Ярослав успел сконцентрироваться и увернулся от удара. Меч вонзился глубоко в стену дома и застрял в ней. Ярослав хотел ударить Разиэль, но тот быстрее сделал это. Ярослав не был хорошо подготовлен к бою, он был ученый. От сильного удара, Ярослав упал на пол, а Разиэль кинулся его душить. Началась борьба. Ярослав увеличил силу своих мышц и начал перебарывать Разиэль. Разиэль поняв это, выхватил из ботинка кинжал и со всего размаху направил его в шею Ярославу. Когда кинжал вошел в шею Ярослава, комната наполнилась красным светом. Фиона направила красный луч на Разиэля и он мгновенно начал плавиться, превращаясь в кровавую жижу.

Ярослав почувствовал холод, кровь хлестала из его шеи. Фиона подбежала к нему и вытащила нож из шеи. Ярослав почувствовал боль и сонливость, в глазах помутнело и он начал быстро засыпать.

Глава третья. Правитель.

Сон Ярослава был странный. Он летел по светлому коридору, из стен которого торчали каменные руки. В конце коридора была тьма, она приближалась с каждой секундой. Внезапно за ногу Ярослава схватился энергетический луч. Он обвил в начале ногу, а потом и тело Ярослава, потянув его обратно. Когда Ярослав пришел в сознание, он лежал все там же. Рядом с ним лежал кинжал, а на полу бурлила кровавая жижа, оставшаяся от Разиэля. Фиона сидела справа от Ярослава и улыбалась.

- Что произошло? – спросил Ярослав.

- Я возродила тебя. – ответила Фиона. Ярослав притронулся к шее. Не шва, не рубца от кинжала он не почувствовал.

- Как ты это сделала?

- С помощью магии. Меня обучали этой школе с рождения. Все эльфы умеют как минимум излечивать болезни, а кто посвятил себя магии, умеют возвращать душу обратно в тело.

«Магия? эльфы? душу обратно в тело? что это все значит?» - подумал Ярослав. Он сконцентрировался и начал вспоминать эти слова. Через мгновение он вспомнил, что все эти понятия относились к антинаучным или литературным вещам, но как они могли оказаться в реальном мире?

- Фиона, какое число и время? где мы сейчас вообще находимся? в каком регионе?

- Сегодня пятнадцатое июля 1883 года, уже вечер. Я была напарницей Разиэля, здесь, в Лесах Антарии, мы работали под прикрытием в поисках касты белых. Я нарушила приказ убив Разиэля – медленно закончила Фиона.

- Какие еще леса Антарии? в какой части планеты это?

- Планеты? Леса Антарии находятся на материке Иразил, они западнее столицы. Ярослав, ты откуда свалился? – удивленно спросила Фиона.
После этого Ярослав понял, что его установка исказила пространство и отправила его в другое измерение, которое описывалось в художественной литературе людей. Ярослав вспомнил Гришу, он скорее всего попал в подобное измерение – подумал Ярослав. - Мне нужно будет выбраться от сюда каким либо способом. В этом мире работает магия и присутствует технология, возможно, мне стоит приобщиться к этому миру, тем более, что здесь правит тиран и я смогу помочь жителям этих земель обрести свободу выбора и счастья.

- Ярослав, ты выглядишь очень необычно, не как обычный человек. Твоя аура очень сильна, я чувствую ее ритмы очень отчетливо. Ты взволнован, позволь я проникну в твое сознание.

- Это поможет?

- Да мне так будет легче понять, кто ты.

- Хорошо.
Человечество в мире Ярослава, практиковало использование ментальной силы, поэтому нечто подобное Ярослав уже испытывал ранее. Фиона прикоснулась к виску Ярослава и на кончиках ее пальцев появилось свечение. На пару секунд она закрыла глаза. Ярослав в это время начал думать о том, что в этом мире он сможет попробовать свободу на вкус, узнать свое личное счастье. Здесь ему не кто не мог помешать, здесь он не контролировался Арбитром. Эти мысли вызвали у него приток сил и слабую эйфорию, на его лице появилась улыбка. Фиона закончила сеанс чтения сознания и открыла глаза. Она смотрела на Ярослава с большим интересом, уже иначе, чем раньше.

- Значит, ты пришел из другого мира? – спокойно спросила Фиона

- Получается что так, и, похоже твой мир был известен писателям моего мира, однако не ясно, была ли это просто фантазия или эти люди реально имели связь с твоим миром.

- Что ты собираешься делать?

- В начале я освобожу ваш мир от ХаториХана, а потом буду искать путь домой. Учитывая, что вы научились возрождать умерших и убивать одним лишь желанием, то я думаю, проблем с порталом в мой мир не будет.

- Не совсем так. Только некоторые существа в моем мире способны на то, что тебе нужно. ХаториХан один из них. – Пояснила Фиона. Ярослав задумался.

- Ты мне так напомнил моего мужа, что мне снова захотелось увидеть его. Я решила перейти на сторону белой касты и пойти против правления Хатори – поднимаясь с пола, сказала Фиона.

- Я буду на твой стороне Фиона. Пожалуйста, расскажи мне об этом мире больше – попросил Ярослав.
Всю ночь Фиона рассказывала Ярославу о мире, в котором она родилась и выросла. Ярослав отметил для себя, что в мире Фионы помимо зверей, существуют три расы: гномы, эльфы и люди. Так же мир поделен на магов и технологов. На уровне паровых двигателей люди с гномами создают различные устройства, которые помогают им в развитии. Магию же поддерживают в основном эльфы и некоторые люди. В истории этого мира было время, когда все расы были порознь, и между ними шла война. То время прошло, и сейчас все три объединились, создав альянс Иразила. Все города материка подчиняются столице, в которой находится дворец императора. По истории император часто менялся, в основном императорами были представители людей. ХаториХан же не является не эльфом, не человеком, не гномом, а его правление растянулось уже на два века. Ярослав так же узнал природу магии. Ничего сложного на самом деле не было. Маг просто концентрировался на том, что он хочет сотворить. Чтобы лучше концентрироваться, маги использовали специальные фразы или как они на самом деле называются - заклинания, на особом языке. Заклинания помогали им очистить сознание от лишних мыслей.

На утро Фиона и Ярослав договорились, что Фиона пойдет в белую касту и приведет рыцарей ордена в столицу, в то время как Ярослав уже начнет поединок с ХаториХаном.
- Я телепортирую тебя к своему другу в столицу. Его зовут Гред, он гном и хорошо разбирается в технологи. Более того, он главный по коллектору столицы, уверена он поможет тебе проникнуть во дворец, прямиком к ХаториХану.

- Хорошо, я думаю Гред не будет против – ответил Ярослав.

- На службе у ХаториХана я занимала высокую должность. Я знаю много хороших людей, которые обязательно помогут нам, Гред один из них..

Фиона прочитала заклинание и Ярослав почувствовал дрожь по всему телу. Яркий свет ослепил его. Когда его глаза начали отходить от слепоты, он начал понимать, что находится в другом месте.

Ярослав находился в чьем-то кабинете. Кабинет был просторный, с большим окном из которого открывался вид на заводские трубы. Кабинет был уставлен шкафами с книгами, около окна стоял письменный стол с парой стульев около него. Интересной особенностью кабинета было то, что в нем были металлические трубы. Некоторые шли из потолка в пол, а некоторые уходили в стены. Ярослав предположил, что это трубы водопровода. Так же в кабинете было две двери. Ярослав решил подождать Греда и сел на один из стульев перед столом. Он смотрел в окно и ему начал вспоминаться курс истории про период индустриализации в двадцатом веке. Через несколько минут за стеной послышался звук воды. Скорее всего, за этой стеной уборная – подумал Ярослав. Когда звук пропал, послышались чьи-то шаги. Кто-то подошел за стеной к двери и вставил в нее ключ. Дверь в кабинет открылась, и в него вошел маленький, коренастый мужчина.

- Здравствуйте, Вы Гред?

Мужчина замер и повернул голову. У него была большая борода и густые брови, а в одном глазу было пенсне. Он закрыл дверь и полностью повернулся к Ярославу.
- И Вам не болеть. Да я Гред, а Вы кто такой? … хотя постойте, раз Вы здесь, то наверно Вы от Роберта или Фионы. Кто из них послал Вас ко мне?

- Фиона, а как Вы догадались? – спросил Ярослав.

- Только они двое видели мой кабинет, и только они владеют школой телепортации. – Гред протянул руку Ярославу. Они пожали друг другу руки и Гред поспешил за письменный стол. Поспешно усевшись на него, он кинул взгляд на Ярослава.

- Дак что Вам нужно? и вообще как Вас там зовут?

- Ярослав. Фиона сказала, что Вы поможете свергнуть ХаториХана.

- Вы в своем уме молодой человек? Вы хотя бы знаете, кто ХаториХан на самом деле?

- Нет, а это важно?

- Я думаю да, а что Вам важно, если не это?

- Мне важно то, что он обманывает вас всех и при этом манипулирует вами как хочет, Вас это устраивает?

- Надо быть прагматиком молодой человек. Правители уходят и приходят, а народ остается. Понимаете о чем я?

- Не совсем, а как же свобода? – многозначительно спросил Ярослав.

- А что это? – с улыбкой спросил Гред.

- Это когда человек может выбирать свое счастье сам.

- Хм… интересно, скажите мне вот что, Вы откуда такой герой появились?

Ярослав рассказал свою историю. Гред внимательно слушал, не отводя глаз от Ярослава. Когда Ярослав закончил Гред положил руки на стол, соединил кисти рук и начал крутить большие пальцы.

- Интересно… такое у нас не часто. Понимаете, Фиона эльф, а они романтики, эмоционалы. Своими громкими словами, Вы навеяли ностальгию о Гекторе, наверно по этому она пошла дорогой своего мужа. Знаете, а я помогу Вам. Мне интересно, чем это все закончится. – Гред усмехнулся и начал рыться в столе. Наконец он нащупал что-то бренчащее. По звуку это была связка ключей. Гред положил ее в карман пиджака и пошел к книжному шкафу. Из него он достал свернутый лист бумаги, а после последовал за стол. Гред положил сверток бумаги на стол и развернул его. Это была схема коллектора столицы, об этом гласил заголовок вверху листа «Схема системы канализации Иразилграда».
- Вот смотри. Мы вот здесь – Гред ткнул пальцем в центр схемы - Точнее вот это под нами, у меня тут люк под столом, нооо… об этом позже. Тебе придется проделать следующий путь. - Гред достал карандаш из грудного кармана и начал рисовать стрелки на карте. – Тебе повезло, вчера была закончена чистка сектора, который ты будешь пересекать. Крысы-мутанты сломали распределитель и правитель послал своих убийц, чтобы они зачистили канализацию. Хотя на сколько мне известно, сейчас у распределителя дежурит два человека, посменно, но я думаю обойдется. Гред достал небольшой листок из стола, и что-то написал на ней. После чего он свернул и положил листок в колбу, которую после этого положил в лоток пневмапочты. Нажав на рычаг колба улетела по трубе.
- Я распорядился, чтобы сектора с охранниками перекрыли, на время. У тебя будет один час, а теперь запоминай схему и то, что я начиркал – быстро проговорил Гред.

Ярослав внимательно запоминал схему и свой путь. У Ярослава была очень хорошо развита память, он мог воспроизводить сложные изображения и большие массивы текста в мельчайших деталях, по этому запомнить не сложную карту с пометками, ему не составило труда.

Когда Ярослав закончил, Гред свернул карту и убрал ее под стол. После этого он снял один из ключей из связки и вручил Ярославу. – Вот этим откроешь дверь из склада в тронный зал.

Далее последовали еще семь ключей, которые открывали двери на пути по канализации. После этого Гред нажал кнопку под столом и стол начал отодвигаться вперед. Под ним и в самом деле был люк. Гред кивнул на него и Ярослав поднял тяжелую крышку, отложив ее в сторону. После этого он полез вниз по лестнице. Когда голова Ярослава скрылась, Гред поспешно закрыл люк.

Ярослав спускался вниз вертикально. Лестничный тоннель освещали маленькие лампочки встроенные в стену. Когда Ярослав спустился до конца, он оказался в тоннеле, который был похож на тоннель подземного метро старого времени. Тоннель хорошо освещался. Вспоминая свой путь Ярослав побрел по канализационным тоннелям в нужном направлении. В течении часа он достиг места, где была настенная лестница о которой говорил Гред, она вела на склад дворца ХаториХана. Ярослав начал взбираться по лестнице вверх. Внезапно он услышал, как внизу кто-то ходит. Остановившись, он прислушался. Кто-то пьяный приближался к лестнице. Сердце Ярослава начало биться быстрее, он почувствовал страх.

- Тут тоже все тихо, пошли уже – сказал кто-то внизу.

- А у тебя еще осталось вино со склада? – спросил другой.

- Целых две бутылки.

- Маловато! может, сгоняешь наверх? и притащишь еще?
Ярослав решил, что если кто-то полезет вслед за ним, он попытается быстрее него подняться и спрятаться на складе.
- Сыграем в кости и решим, кто пойдет за добавкой!

- Решено!
Ярослав успокоился. Подождав пока охранники уйдут подальше, он продолжил подниматься. Лестница была длинная и ему пришлось подниматься около пяти минут. Оказавшись на складе в полной темноте, Ярославу понадобилось время, чтобы глаза привыкли к темноте. В конце помещения была дверь, из щелей которой выходил свет. Наконец-то, это дверь в тронный зал – подумал Ярослав и последовал к ней. Он хотел использовать последний ключ, но заметил, что дверь уже была открыта.

Распахнув дверь Ярослав увидел перед собой колоны, которые стояли вдоль ковровой дорожки и уходили далеко влево и вправо. Потолок был очень высокий, зал был хорошо освещен большими окнами. Выйдя на ковровую дорожку Ярослав посмотрел влево и вправо. Дорожка уходила за горизонт и слева и справа. Об этом Гред не упоминал, хотя откуда ему знать, он же просто заведующий коллектором столицы.

Куда же идти? – подумал Ярослав. После этой мысли внезапно раздался голос распространившийся по залу.

– Иди за своей химерой – сказал кто-то низким голосом. Ярослав вздрогнул.

- Химерой? – подумал Ярослав. – Но в какой стороне моя химер?.

– Не важно, куда идти за своей химерой, главное искренне верить в нее – громко сказал голос.

Ярослав, не долго думая, уверенно пошел влево по дорожке. Он думал о свободе. Мысль направляла его и давала ему веру. Ярослав шел около двух часов. Мысль о свободе начали вытеснять мысли о том, когда же он придет к ХаториХану, а вера начала отставать от Ярослава, но он был упорный и не желал останавливаться. Ярослав еще долго шел, не думая не о чем. Прогулка по ковровой дорожке начала изнурять его, Ярослав почувствовал слабость в ногах. С каждым шагом она становилась сильнее, в итоге он упал на пол. Тяжело дыша, он оперся в пол лобом и закричал – ХаториХан!.






Когда эхо утихло, над Ярославом кто-то сказал:



– Зачем ты пришел ко мне? человек из другого мира.
Ярослав поднял голову. Перед ним стоял вычурный трон, на котором сидел человек в роскошный одеждах с головой льва. Он смотрел на Ярослава пронзительным взглядом. Очевидно, что это был сам ХаториХан.

- Я пришел, чтобы убить тебя и освободить людей Израила от твоей власти – прокричал Ярослав.

- Зачем? они просили тебя?

- Они бояться просить, они запуганы на столько, что принимают свое существование за данность.

- Если он смирились, то наверно их все устраивает – спокойно отвечал ХаториХан.

- Ты отобрал у них право на собственное счастье, свое личное, а не твое, в которое ты заставил их поверить.

- Их счастье убьет их. Люди это свора собак, оказавшихся в клетке с одной костью. Счастье каждой из псины – это насладиться костью. Подумай, кому достанет кость?

- У всех людей разное счастье! Это ты загоняешь их в клетку и даешь одну кость на всех.

- Тогда почему в моей псарне люди не грызут друг другу глотки?

- Потому, что они боятся бороться за свое счастье, они просто смотрят на него и пускают слюни.

- Да… я научил их ждать и быть терпеливыми, смиренными, а не бросаться с яростью на свою вожделенную кость. Люди не умеют пользоваться свободой, и я показал им это.

- Это не естественно. Ты лишил их того, что им было дано от рождения.

- Вообще-то они сами выбрали меня, так как я освободил их от гнета. Я поднял с колен этот мир. Разве их подчинение мне, не та плата, за то что я сделал для них?

- Они должны сами создать свое счастье, не делай это за них.
ХаториХан ухмыльнулся кошачьим оскалом.
- А ты упрямый… что ж. Тогда возьми кинжал, что лежит справа от тебя, и убей меня им.

Ярослав заметил, что около него и в самом деле появился кинжал. Он взял его и поднялся на ноги. Неужели все будет так легко? – подумал Ярослав. ХаториХан начал громко смеяться. Смех был не только громкий, но и режущий уши, он был противный и вызывал раздражение. Ярослав не выдержал и побежал на ХаториХана с кинжалом. Когда Ярослав приблизился к ХаториХану, он воткнул кинжал прямо ему в смеющуюся глотку. Строя крови хлестнула в лицо Ярославу, она была леденяще холодной. ХаториХан захлебываясь кровью, продолжал смеяться. Когда смех утих Ярослав повернулся назад. Перед тронном стояли рыцари в черных доспехах. Среди них он увидел Фиону. Они молча стояли и смотрели на Ярослава.

- Теперь Вы свободны! Вы можете выбирать свое счастье и идти к нему! Вам не нужно будет выполнять чьи-то приказы, Вы сами себе хозяева – радостно прокричал Ярослав. Эхо его речи распространилось по всему залу, когда оно утихло за окнами послышался гул и шум. Внезапно витражи в окнах начали разбиваться, и стало отчетливо слышно:
- СВОБОДА! Мы свободны! Делай что хочешь! Бери что хочешь! – кричала толпа.

Окна были похожи на мониторы, на которых было видно, что происходит во всем городе. Крики толпы начали превращаться в визг, плачь и шизофренический смех. Мольбы о помощи пересекались со звуками выстрелов и лязга мечей. Ярослав смотрел в окна и видел, как люди ломают вещи. Мужчины грубо нападают на женщин и насилуют их. Охранники пытаются подавить агрессию толпы, но их просто разрывают на части. Окна показывали разные улицы Израилграда. По некоторым уже текли реки крови. Магазины были разворованы. На земле лежали сломанные вещи и мертвые люди. Одичавшая толпа бегала и крушила все, что видела. На ее устах было лишь одно слово «СВОБОДА!».
Ноги Ярослава подкосились, и он упал на колени. Один из рыцарей подошел к Ярославу и молча смотрел на него сверху вниз. На глазах Ярослава выступили слезы. Когда он поднял голову, рыцарь обнажил меч, замахнулся и направил удар на Ярослава.

Ярослав видел, как лезвие меча медленно приближается к его голове. Почти настигнув голову Ярослава, лезвие отразило луч света и ослепило его, Зажмурив глаза Ярослав закричал.
Тяжело и быстро дыша, Ярослав открыл глаза. Он лежал на своей кровати. Стена в его комнате уже трансформировалась в окно, и вся комната была заполнена ярким утренним светом. За окном были до боли знакомые пейзажи Хронограда. Небоскребы отражали лучи солнца, на летающие машины, а машины отражали лучи солнца в глаза Ярославу. Успокоившись, на лице Ярослава появилась улыбка, его переполняли хорошие чувства.

Эпилог

Ученик спросил учителя Нагсена:

— Что есть Путь?

— Путь — это повседневная жизнь, — ответил Нагсен.

— А можно ли этому научиться? — спросил ученик.

— Если ты попробуешь учиться, — ответил Нагсен, — то будешь далек от Пути.

— Но если я не буду учиться, то как я смогу узнать, что это Путь? — спросил ученик.

— Путь не принадлежит воспринимаемому миру. Также он не принадлежит и миру не воспринимаемому. Познание — иллюзия, не познание — бессмыслица. Если ты хочешь достичь истинного Пути, отдайся свободе, которая есть у Неба.

Сохраненные баллы: + 3
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элементалист
сообщение 19.7.2009, 21:16
Сообщение #2


Ах как хочется ворваться, ах как хочется вернуться в Арканум
Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 943
Регистрация: 1.4.2008
Из: Калгари, Канада
Пользователь №: 2 421



Конкурс Фэнтези-Очерков: "Овчаргеддон"


Изображение Второе место!!! "Хороший очеркист", серебренная медаль!

ИзображениеАвтор: aRUST | ГОЛОСОВ: 20


I

Адской гончей ужасно не хотелось мотаться по землям смертных. Её тянуло домой, ведь там ждали слепые щенята. Но Хозяин был непреклонен. Несколько месяцев прошло с тех пор, как люди нашли спасение от чумы. Несколько месяцев не было войн, не было даже крупных конфликтов. И потому Смерть (а это и был тот самый Хозяин) скучала. Ей требовались новые впечатления и, само собой, новые души. Великий Жнец не мог являться в мир живых во времена относительной стабильности - само его присутствие умерщвляло все вокруг. Само его присутствие заставляло корчиться в предсмертных муках целые поселения людей, само его присутствие заставляло увядать и жухнуть траву. А потому, не сам Жнец, а его слуги во множестве сновали по дорогам смертных. Земля, вода, небо, и даже огонь не являлись помехой демоническим созданиям. Сбор свежих, созревших для смерти душ не терпел отлагательств даже в спокойные времена...
Итак, дома ждали щенки, а здесь - долг. Адская гончая по кличке Нэсс знала, что Хозяин видит то же, что и она. Знала, что он читает ее мысли, и инстинктивно чувствовала, что ее мучения вызывая в нем злорадство, все же причиняют ему и смутное беспокойство - Смерть ценила своих слуг. Ведь они помогали избавляться от скуки, они собирали Жатву, они не оставляли Смерть в ее Вселенском одиночестве, в конце концов, они было неотъемлемой её частью.
Несс скользила по миру людей призрачной тенью. В местах, где она побывала, поселялось горе. Смертные неохотно отдавали дань Великому Жнецу. Но у Адской гончей нет и не могло быть ни жалости, ни, собственно, души - демоническое создание подчинялось только приказам своего Хозяина и, пожалуй, инстинктам. Но, надо заметить, что преданность Жнецу всегда перевешивала, перебивала любой даже самый сильный инстинкт создания. Так было всегда. Всегда, но только не сегодня.

"Кто там плачет? - равнодушно подумала Нэсс. - Кто просит о помощи? Кому холодно и хочется кушать?" Плакали где-то в кустах неподалеку от широкого, выложенного булыжником, тракта, по которому Адская гончая спешила в очередное человеческое поселение за, очередной же, частью Жатвы. Она так и промчалась бы мимо, не обратив особого внимания на страдания существа, не окажись оно щенком. Гончая заволновалась: "Хм... Холодно?! Кто-то зовет маму?!!". И тут обостренный материнский инстинкт заключил сознание демона в прочные тиски. Да в такие прочные, что Нэсс даже материализовалась из призрачной тени в крупную, неимоверно тощую волчицу антрацитово-черного окраса. Казалось бы, просто волк, но демоническую сущность зверя выдавали его глаза, горящие потусторонним кровавым огнем. В таком виде и предстала она перед беспомощным щенком.
"Эй, Нэсс, ты что творишь!? - прогрохотал в её сознании голос Великого Жнеца. - Тебя ждет Жатва!" Шерсть волчицы ощетинилась, из горла донеслось глухое рычание, а мысленно она произнесла: "Не мешай, Хозяин, Жатва подождет! Не видишь - малыш голоден!". "Но...". "Заткнись! Вот покормлю маленького... ". С этой мыслью Адская гончая улеглась на прохладную траву и, щурясь на летнее солнце, подтолкнула щенка к одному из набухших сосков.
Если бы Смерть могла изумляться, она бы изумилась, если бы Смерть могла гневаться, она бы разгневалась, если бы Смерть могла... но увы, тысячелетия правления призрачным миром мертвых, тысячелетия Жатв на нивах в мире живых начисто выветрили из непостижимого для простых смертных сознания Великого Жнеца почти все нерациональные эмоции. Смерть правила строго, но справедливо - без эмоций. Вернее, почти без эмоций, ведь смех и веселье, как ни странно, присущи даже Смерти. А потому выходка демона на побегушках лишь рассмешила грозного Хозяина мира мертвых. Заслышав в своей голове гомерический хохот, и поняв, что наказания не последует, Нэсс успокоилась и прикрыла свои пылающие глаза. "В конце-то концов! - подумала она. - Души вполне может собрать кто-нибудь другой - у Хозяина достаточно слуг"…

II

В раскаленном небе мира Инферно неистовым пламенем пылало красное солнце. Немилосердное светило властвовало над весьма блеклыми пейзажами, которым была совершенно чужда зелень, зато серые оттенки присутствовали в них в изобилии.
Великий Жнец брел к выходу из своих чертогов столь же мало украшенных, сколь и пейзажи его владений. В мире смертных вновь свирепствовали болезни и войны, а потому многим в свои последние мгновенья жизни было суждено узреть худощавую фигуру с косой, облаченную в черный балахон. Многим было суждено увидеть зловещий оскал костяной маски Гасителя жизней. Не слуги, но сам Хозяин торжественно шествовал на свою ниву. Сам Великий Жнец. Сама Смерть...
Люди знали, что Смерть - это "старуха с косой", но мало кто догадывался, что это тот самый падший ангел, изгнанный в призрачный мир, падший ангел, обреченный до Судного Дня собирать души умерших. Это его называли Князем Тьмы, хотя никакого княжества у него не было и в помине - Тьма ему не принадлежала. Только Нива, только черный балахон, только коса. И труд, труд вплоть до грядущих времен Армагеддона...
- Интересно, - задумчиво произнес Хозяин призрачного мира, - существо из плоти и крови, вскормленное молоком демона бегает по моему замку... Спрашивается, куда катится мир и... Впрочем, смертные - они забавны. А уж забавнее этого мохнатого вихря, пожалуй, никого и не припомню. Хотя... У меня ведь не было времени присматриваться к каждому существу, да...
Костяная маска на лице Хозяина растянулась - вероятно, сие должно было означать улыбку.
- Он забавен. Очень забавен... А еще забавнее тот человек, что бросил его умирать. Бросил, но зачем-то дал ему имя. Нерациональный поступок. И даже не смешной... Смешно само слово "лимон", применительно к собаке. Говорят, лимоны – весьма кислые овощи. Значит и из пса получится тот еще овощ... или фрукт. Тьфу, пропасть, ну и имя!
Жнец призадумался.
- Нет, ведь должен же быть какой-то смысл. Какое-то рациональное зерно. Посмотрим: «Выжат как лимон»… ЛИ-мония... лИ-монёмы (или лИ-монеллы?)… лИ-муры…
Продолжая бормотать себе под нос, Смерь наконец преодолела хитросплетения коридоров, арок и колонн замка, и, выйдя из него, тут же исчезла в знойном мареве мира Инферно.
Смерть переместилась в мир живых.

Демоны сотворены из огня, а существа мира людей - из земли. Но, несмотря на это различие, молоко Адской гончей все же спасло щенка от голодной смерти. И теперь, основательно подросший приёмыш Нэсс, лохматый горный овчар странного грязно-желтого окраса, вовсю носился по коридорам замка Великого Жнеца, играя со своими названными братьями и сестрами в подвижные собачьи игры. По летоисчислению смертных прошло чуть больше года с того момента, как Адская гончая решила подобрать детеныша. Пёс уже не был скулящим комочком, но дурашливость и игривость остались при нем. Даже странно, овчарки - они существа серьезные, а этот, казалось, несмотря на свои внушительные размеры, так и останется щенком до своей собачьей старости.
Молодому кобелю уже требовалась иная пища - обычная пища собаки, которую в призрачном мире достать было невозможно, поэтому к повседневным заботам Нэсс прибавилась еще и охота в мире людей. Долго так продолжаться не могло. Близился час, когда её приемыш сам должен был начать добывать себе пропитание. Казалось бы, странно, войдя в такой возраст, собака уже становится вполне взрослой и самостоятельной, но Нэсс не спешила отпускать от себя овчарку, она все еще считала её несмышлёнышем - Адские гончие взрослеют куда медленней собак из мира смертных.
Между тем, Лимон выказывал небывалый для существ призрачного мира ум и сообразительность. В отличие от своих собратьев, он уже мог мысленно общаться со своей приемной матерью, а для любого разумного демонического существа должно было пройти почти шесть человеческих лет, прежде чем оно начнет постигать искусство телепатии...

III

В замке, в отсутствии Великого Жнеца, творилось что-то невероятное - по коридорам разносились визг и лай, черные тени и желтый клубок с непостижимой скоростью перемещались по гранитным плитам пола. Что ж, собаки даже в инфернальном мире остаются собаками...
- Так, а что это у нас тут такое? - полюбопытствовал Лимон, затормозив у одной из дверей. - Здесь я ни разу не был. Любопытно...
На этот раз, заигравшись, лохматые гуляки оказались в совершенно незнакомых им коридорах замка Смерти. По всей видимости, сюда мало кто заглядывал - стены покрывал толстый слой паутины, да и пыли на полу набралось порядочно. Правда, теперь вся она витала в воздухе, немилосердно терзая чуткие носы животных. Чихая и фыркая, вся шерстистая армада в составе девяти щенков Адской гончей и одной молодой собаки-овчарки из мира людей бросилась назад.
- Какая противная пыль! - подумал пёс. - Но интересно было бы посмотреть, что за дверьми... Странный там запах.
И почти в то же самое время, почувствовал в своем сознании присутствие мыслей другого существа, в котором безошибочно опознал свою приемную мать. И немудрено - только ее телепатические вызовы он ощущал как нечто легкое и приятное на ощупь. Казалось, коснись их, и по самую макушку зароешься в нечто теплое и пушистое.
- Мам, ты меня звала? - спросил Лимон.
- Время кормёжки, золото моё, - ответила Нэсс, - собирай всех - и ко мне.
Пёс мысленно улыбнулся и, послав ответ "Я мигом, ма!", задорно лая понесся по лабиринту коридоров в материнское логово. Вся остальная лохматая рать припустила за ним.
Кормёжка оказалась добротной - на этот раз она состояла из чудного сочного кролика для Лимона и какого-то когтистого существа, напоминающего отвратного на вид нетопыря с черепашьей мордой, размерами раза в два превышающего среднюю Адскую гончую - для остальных щенков.

Великий Жнец не обижал своих слуг. Все они жили в его чертогах. Под логово Нэсс была отведена - ни больше, ни меньше - одна из комнат. Это не считалось роскошью - дворец был огромен, чудовищно огромен. Выстроенный джиннами-строителями в незапамятные времена, снаружи он напоминал хаотическое нагромождение глыб и грубо обтесанных плит. Впрочем, тип строения вполне соответствовал окружающему его пейзажу. Так называемый, замок вальяжно раскинулся по обширной выжженной инфернальным светилом равнине, серой и гладкой как столешница. Казалось, он горным кряжем пересекал ее всю из конца в конец. Впрочем, так оно и было на самом деле.
В замке немудрено было заблудится, но гончим это вряд ли грозило – обоняние все же хорошая вещь. И, как оказалось, обоняние овчарки из мира смертных мало в чем уступает обонянию Адской гончей. Отяжелевший после сытного обеда Лимон все же доковылял до двери со странным запахом – уж очень сильным оказалось снедающее его любопытство.
Он обнюхал порог перед дверью – на этот раз более основательно – и любопытство его еще более усилилось, ему еще больше захотелось узнать что же все-таки скрывает эта дверь. Овчар попытался тронуть ее лапой – а вдруг откроется? – но дверь не открылась. Тогда он попытался надавить сильнее, но безрезультатно. И только когда он упёрся в нее обеими передними лапами, навалившись всем телом, дверь все-таки чуть подалась.

IV

Взмах. Еще взмах.
Работа спорилась в руках Жнеца, коса его сверкала. Тень его накрывала дымные поля сражений. Воздух пах гарью, металлом и кровью. Все проходило как обычно – буднично и рутинно. Смерть не рассуждала, она просто приходила туда, где её причиняли.
- А нравится ли мне моя работа? - подумал вдруг Жнец, - Странно, раньше об этом как-то не думалось. А, знаю: до Конца Времен еще далеко, а праздные мысли только портят все дело – наверное так.
Взмах продолжал следовать за взмахом, души продолжали падать к ногам Жнеца, подобно колосьям. Полы черного балахона хлопали на дымном ветру.
И вдруг все прекратилось. Воздух застыл. Умолкли звуки. И лишь откуда-то сверху раздался трубный рёв.
- Неужели? – пронеслось в сознании Хозяина.
И одновременно с этой мыслью пала его костяная маска, обнажив бледное, остроносое, худощавое, но, несмотря на это, по-ангельски прекрасное лицо. Коса – это вечное орудие Великих Жатв – превратилась в пылающий меч – оружие Райского Привратника. Время остановилось – ему уже некуда было бежать, оно достигло своей крайней точки.

- Дорогой вы мой, так называемый, Князь Тьмы, - строго проговорил белобородый старец в белоснежной тоге, - и как это прикажете понимать?
- Откуда же мне знать, отец мой? - с поклоном ответил ему бывший Жнец, впервые за свое существование до крайности удивившийся, - Конец Времен наступил согласно Вашей Воле, ведь так?
- Да так все, так, - отмахнулся старец, нахмурившись, - но все-же чего-то я не учел. Чего же? Ума не приложу.
И вдруг Падший Ангел улыбнулся:
- Я, кажется, понял, Отец. Вы не учли того, что лимоны – это довольно-таки кислые овощи.
- Лимоны – это цитрусовые, - рассмеялся в ответ старик, - но что кислые – это есть факт. Что ж, пойдём, сын мой, нас с тобой ждут Великие Дела… Так называемые Великие Дела.

Сохраненные баллы: + 2
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элементалист
сообщение 25.8.2009, 6:17
Сообщение #3


Ах как хочется ворваться, ах как хочется вернуться в Арканум
Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 943
Регистрация: 1.4.2008
Из: Калгари, Канада
Пользователь №: 2 421



Конкурс Фэнтези-Очерков: "Гончие Липов"


Изображение Третье место!!! "Приз читательских симпатий", бронзовая медаль!

ИзображениеАвтор: Алтимус | ГОЛОСОВ: 14


Запряжённая двумя быками телега ехала по степи не так уж быстро... однако, явно быстрее, чем если бы мы шли пешком.
Поместье Цоллеров скрылось из виду часа три назад. Всё это время Зирион продолжал разглядывать карту, поворачивая её то так, то эдак.
- Дичь какая-то... - в который раз уже пробормотал старый маг и со вздохом спрятал бумагу в сумку. Хварог, правивший быками, оглянулся на него, скривив в усмешке тонкие губы.
- Что, указания так и не изменились? - ехидно спросил он. Старик тяжело глянул исподлобья:
- Лучше б ты сидел у себя в трактире. За сутки я уж, кажется, натерпелся больше издевательств, чем за всю жизнь. - Хварог только весело фыркнул в ответ, отвернулся и хлестнул вожжами быков.
В телеге снова воцарилось молчание. Прострекотал блестящими крыльями почтовый вертолёт, летящий в сторону Римбаса. Над трявяным морем опять остался только скрип колёс.
Итак, я развлекался разглядыванием однообразного пейзажа. Ларрок, нахально подгребя под себя все наши одеяла, спал сном праведных, накрывшись коричневой мантией. Зирион снова достал карту и вчерашние, сделанные в трактире записи, с названиями всех маленьких городков, встречавшихся на пути отступавшей много лет назад эльфийской армии. Узий, грузно развалившийся у дальнего борта телеги, вертел в здоровой руке прутик и о чём-то размышлял, откинув полуседую голову на покатые, рыхлые плечи. Капюшон его грязного балахона сейчас был опущен и последствия удара, случившиеся с Липом двенадцать лет назад, представали во всей неприглядной красе. Скривившиеся в вечной невесёлой ухмылке левый уголок рта и щека, левая ноздря, навсегда сведённая судорогой , глаз, зрачёк которого смотрел в переносицу, выставлял напоказ своё красное, в прожилках, нутро...
- Лип, - неожиданно спросил Хварог, не поворачиваясь к нам, - чем, говоришь, занимался твой отец? Собак разводил?
Узий встрепенулся. Прутик в руке застыл.
- Не каких-то там простых собак, дружок, а породистых гончих. За щенками из нашей псарни гонялась вся знать Яллирхейма. Ещё мой прапрадед начал заниматься собаководством, хотя наша семья изначально поднялась не на этом. А что? Тебе захотелось завести ещё одного пса?
- Да нет, просто стало интересно, неужели псарни действительно могут приносить большие деньги?
Лип пожал плечами:
- Ну, для иных хорошая гончая равна по цене породистой лошади.
Хварог удивлённо повернулся: не шутит ли Узий?
- Что за чушь? Собака? Не говори ерунды, мой дед разводил лошадей и я-то уж точно знаю, что благородный конь по цене сравним разве что с особняком, а не с какой-то шавкой.
Кривой рот мнимого пророка растянулся в улыбке:
- За комнатную собачку покойной княгини Матильды старый князь Милорадович отдал семнадцать тысяч полновесного серебра. Особняк в центре Яллирхейма стоит пятнадцать. Улавливаешь разницу, дружок?
Хварог резко натянул вожжи и быки встали. Зирион поднял голову от бумаг и недовольно поглядел на трактирщика.
Честно сказать, я и сам был потрясён размером названной суммы. Семнадцать тысяч...
- ...за собаку? Да ты что, издеваешься что ли, Лип?
- Говори потише, - буркнул Зирион, - а за ту лохматую псину Матильды и в самом деле заплатили кучу денег. Я сам слышал об этом от княжеского советника. Так что, мы будем торчать посреди поля, обсуждая цены на собак или всё-таки поедем дальше?
- Спятить можно, - растеряно пробормотал Хварог, снова усаживаясь на передний борт телеги и щелчков вожжей заставляя быков тронуться с места, - семнадцать тысяч...
Зирион раздражённо вздохнул и снова вернулся к разглядыванию бумаг. Узий откинул голову и прутик в его руке опять закрутился, вычерчивая в воздухе какие-то причудливые знаки...
Почти в полном молчании прошло ещё около часа пути. Потом вдруг проснулся Ларрок.
- У нас есть вода? - хриплым со сна голосом осведомился он, садясь на одеялах.
- Есть, конечно. - Лип бросил свой прутик и с кряхтением потянулся к фляге, прикрытой рюкзаками. - Держи.
Ларрок запрокинул голову. Его кадык заходил вверх-вниз.
- Спасибо, - огнепоклонник вытер губы рукавом и спрятал воду обратно. - О, смотрите... это ещё что?
- Где? - завертел лохматой головой Хварог. Узий тоже оглянулся, тряхнув седоватыми космами. Зирион даже не поднял взора от бумаг.
Я обвёл степь взглядом. Как будто никакого движения.
- Да на небе же. Вон, смотрите - Ларрок показал вверх. И в самом деле, по небу двигалось что-то, слишком крупное для птицы, слишком маленькое для дирижабля... но оно определённо было с крыльями - а значит, не вертолёт...
- А, - догадался вдруг Хварог, - да ведь это же Кирбиш, Летучий Торговец! - и завопил во всё горло:
- Кирбиш! Эй, Кирбиш!
- Нечего так орать, он всё равно не услышит, - проворчал Зирион. - Да и вообще, зачем он нам нужен?
- У него всегда есть что-нибудь интересное или полезное, - возразил Ларрок. - Да и вообще, он просто хороший человек.
- Ни один торговец не может быть хорошим человеком, - убеждённо ответил старый маг. Остальные его слова потонули в оглушительном свисте. Хварог наконец нашёл способ привлечь внимание того, кто летел в небесах.
И Кирбиш - если это был он - услышал. Непонятное существо заложило лихой вираж высоко в воздухе и стало стремительно приближаться к нашей телеге, стоящей посреди степи.
Вот оно, в некотором отдалении от нас, коснулось земли и побежало, забавно перебирая толстыми мохнатыми лапами. Оно походило на огромного, размером превосходившего обоих наших быков, медведя. На спине, как раз между громадными кожистыми крыльями, было седло, в котором сидел толстый человек.
- Стой, Поргель, - скомандовал седок, натягивая поводья медведя, чтобы остановиться возле нас. - Стой, что ли! - Медведь сердито фыркнул, видимо, выражая протест по поводу того, что его заставляют тащиться по земле. Возница грузно спрыгнул с его спины и направился к нам.
Это был высокий и полный человек, с широким, плохо выбритым лицом, маленькими карими глазами, сощурившимися в улыбке, выпуклым, умным лбом, над которым поднимался короткий ёжик чёрных, с легкой проседью, волос.
- Это вы, что ли, свистели? - Толстяк, улыбаясь, оглядел нас и протянул Хварогу тёмную от загара руку. - Ага! Хварог! Никак, ты решил бросить свою таверну и стать путешественником?
- Да нет, мы просто...
- А мы просто в Лиапады едем, - с напускной небрежностью сказал Зирион, перебив трактирщика. Карта и записи, словно по волшебству, уже испарились из его рук и он слезал с телеги, чтобы тоже поприветствовать Кирбиша.
- Ага, в Лиапады? И я туда же лечу... - толстяк пожал магу руку. - Там ведь будет фестиваль виноваров... Только вы что-то забрали слишком в сторону от дороги, засветло наверняка не доберётесь.
С каждым словом, произнесённым торговцем, лицо Зириона мрачнело. Ну, известие о предстоящем празднике, о котором никто и не вспомнил вчера, опрокидывало наши планы немедленно по прибытии в Лиапады заняться поисками клада. Да и задержка в пути, грозившая ночёвкой в поле, насторения не улучшала.
- Слушай-ка, Кирбиш, - это в разговор вступил Ларрок, помогавший слезть с телеги Узию, - у тебя нет муки? А то мы, кажется, маловато прихватили.
- Есть, а как же, - кивнул торговец. - Правда, у меня и у самого её не очень много, но можете купить всё, что осталось - я пополню запасы на мельнице в Лиападах. - Он отправился к своему плоскомордому медведю, мирно обдиравшему листья с ближайших кустов. За седлом возницы через спину зверя были перекинуты большие брезентовые тюки, обхваченые ремнями. На каждом из тюков виднелись большие клапаны карманов, один из которых и открыл Кирбиш.
- Муки, значит? А может, ещё и винца возьмёте? У меня есть несколько бочёночков из виноварен Смигуонов... А ещё... о, вот, отличные пряности к мясу!
- К мясу? - оживился Хварог. - А ну-ка, дай мне поглядеть. Может, они пригодятся нам сегодня. Я хочу приготовить вечером бесподобную похлёбку. Всё равно ведь придётся ночевать в лесу.
Зирион лишь тяжело вздохнул и возвёл взор к небу.

***



Запах мясной похлёбки будоражил желудок, отчаянно требовавший насыщения. У котелка хозяйничал Хварог, поклявшийся накормить нас таким ужином, какого мы ещё не едали. Для этой цели в лесу, на опушке которого стояла наша телега, был изловлен кролик, источавший теперь соблазнительные ароматы, варясь на огне.
- А что это вообще такое? - Зирион уже приготовил тарелку и ложку. Несмотря на бесконечные пикировки с трактирщиком, от приготовленой Хварогом еды маг не отказывался.
- Да мясная похлёбка. - Самозваный повар подцепил из котелка кусок мяса и дул на него, чтобы остудить. - Мы с ребятами, когда ходили в ночное, за табунами смотреть, всегда такую делали.
- Пахнет неплохо...
- Тихо! - сказал вдруг Узий, до сих пор молча сидевший на своём одеяле в некотором удалении от костра. - Здесь есть ещё кто-то, кроме нас. И мне кажется, это не животное. - Привычка прислушиваться везде и всегда, вколоченая жёстким обучением солдат княжеского полка, до сих пор не покинула бывшего гренадёра.
Хварог замер, как с татуя, с недонесённой до рта ложкой. Я тоже постарался не шевелиться, одновременно пытаясь разобрать за шумом листвы какой-либо посторонний звук. А глубоко задумавшийся Ларрок, кажется, даже не слышавший слов Узия, неотрывно глядел в огонь.
Зирион оглянулся, но ничего, кроме смутных очертаний деревьев в ночных сумерках да двоих наших стреноженых быков, конечно же, не увидел.
- Глупости, - проворчал он. - Это же южный отрог леса Миклаш, где когда-то жили бескуды, а потом прятались отряды этих проклятых эльфов. Тут творилось столько магии, что даже звери неузнаваемо изменились. Но все здешние твари боятся открытых пространств и огня, так что беспокоиться не о чем. К нам они даже не подойдут.
Лип негромко сказал:
- Южный отрог Миклаша, чтобы ты знал, называется Файкс Рай. Он тысячи лет считается нечистым, колдовским местом. Здесь, сдаётся мне, могут бродить звери куда серьёзнее и смелее, чем в остальных частях леса. Так что надо быть поосторожнее.
Мне стало интересно. Редко какому-нибудь месту даются имена из двух слов, но если даются, то не просто так.
- Никогда не слышал ни о каком Файкс Рае, - вмешался Хварог. - Что это значит?
- "Файкс Рай", - неторопясь начал Лип, снова принимаясь чертить что-то прутиком на пыльном пятачке земли у своих ног, - это на языке, который в древности бытовал на всей территории нынешнего Яллирхейма. Сейчас же на нём говорят разве что кобольды в Серебряных Горах. И, кстати, по всему выходит что люди и кобольды произошли от одного племени. Если сравнить даже наши западные диалекты с языком Среброгорья, то...
- Не помню, чтобы мы напрашивались на лекцию по языковеденью, - недовольно перебил Узия Зирион.
- Не помню, чтобы ты сам пожелал обьяснить, что значит "Файкс Рай" - отпарировал Лип. - Если не знаешь, тогда слушай молча.
- Да такой ерунды про языки и наречия я наслушался выше крыши, ещё когда сам учился на мага, - Старик начал сердиться. - Твои обьяснения - как походка пьяного, вечно виляют в разные стороны. Говори по сути.
- Старый чёрт, - вполголоса, зная, что глуховатый Зирион не расслышит, пробормотал Лип. Затем заговорил громче. - Так вот, "рай" в древних диалектах означал "сад богов". Но со временем значения слов могут меняться, так что в современном варианте это переводится как "лес". А вот "файкс" сути своей не изменило до сих пор - это значит "дикий".
- И вместе это будет "Дикий Лес"?
- Да, именно так, - кивнул Узий.
- Ну и что тут, интересно, такого? - бесконечное ворчание старого мага начало раздражать даже меня. - Подумаешь, дикий лес. "Миклаш" переводится как "могила", так что же, вокруг него никто не живёт? А ведь по легенде, здесь похоронен...
- По здешним преданиям, - угрожающе повысил голос Лип, - на месте нынешних Лиапад когда-то жило одно людское племя, приносившее жертвы неким лесным божествам. Как и у всех древних племён, у них был шаман, говорящий с богами. Но вот однажды, здесь несколько лет подряд выдались засушливые, неурожайные годы. Лес начал сохнуть, зверьё чахнуть, а люди - голодать. Все молитвы, все ритуалы, что знал духовный вождь, не помогали. Магия, чары - все попытки вызвать долгожданный дождь оказались безуспешны. Наконец, доведённые до отчаянья и звериной ярости, люди племени решили, что во всём виноват их плохой, неудачливый шаман. И они принесли в жертву лесу его самого. Обычаи тогда были кровавы: его связали, вскрыли грудную клетку и с молитвами оставили на жертвенном пне - пусть, мол, наши боги возрадуются от смерти неудачника, посмевшего их чем-то прогневить...
- С логикой у этих древних людей явно было плоховато, - заметил Хварог. - Они ведь даже не задумались, какие такие грехи мог сотворить ихний шаман. Или это у нас просто рассказчик плохой? - Трактирщик насмешливо улыбнулся.
- Рассказчик у вас отличный, - засмеялся Узий, - а вот кашевар отвратительный. У тебя похлёбка убежала, повар!
- А, растреклятье! - Хварог бросил ложку, ктороую всё ещё держал в руке, и кинулся спасать наш ужин.

***



Примерно через час, когда чисто вымытые котелок и тарелки положили сушиться, а мои товарищи сыто развалились на одеялах, глядя кто в небо, кто в огонь, я дернул за рукав балахона задремавшего было Липа.
- А? Что? - вскинулся он.
- Слушай-ка, Узий, ты ведь так и не дорассказал ту историю про племя, принесшее в жертву шамана.
- Ага, точно, - он, опираясь здоровой правой рукой, приподнялся и сел поудобнее. Левая же, тёмная, сухонькая и морщинистая, как всегда, согнутая в локте, была прижата к его боку. - На чём я там остановился?
- Что соплеменники оставили его на жертвенном пне.
- А, ну да. Так вот, шамана, всю жизнь прожившего по заветам своих богов, чтившего и ревностно оберегавшего их культ, властители леса не приняли. Напротив, они разгневались поступком неумного племени и решили наслать на них наказание.
Долгожданные дожди пошли буквально на следующий день после принесения страшной жертвы. И люди обрадовались, принялись поздравлять друг друга и устроили праздних, на котором избрали себе нового шамана. Но вот торжества улеглись и племя снова стало жить обычной жизнью. Как-то раз, когда настало время приносить в жертву часть охотничьих трофеев, новый духовный вождь пошёл к жертвенному пню, уже множество лет стоявшему на одном и том же месте. Но какого же было удивление его и всех сопровождавших, когда они не обнаружили алтаря на месте! Все в племени были обескуражены и испуганы таким событием. Но дальше стали случаться ещё более странные, даже страшные вещи: лес, испокон веков окружавший жилища людей, вдруг начал уходить! Древсные стены редели, звери бежали куда-то, не оставляя следов, по которым можно было бы перекочевать вместе с ними, ручьи и речушки пересыхали... Племя стонало в ужасе, многие сходили с ума, люди ужа начали забывать, что такое мирная жизнь. В конце концов, однажды утром люди, обнаружили, что их деревня стоит в чистом поле. Тёмная полоска леса виднелась где-то далеко-далеко на горизонте. Не мешкая, боясь, что боги навсегда покинули и прокляли их, люди собрались и пошли к лесу. Но едва они ступили на его опушку, как из леса раздался голос: "Убирайтесь! Прочь, осквернители, убившие своего посланца богов! Вы никогда не переступите границ этого леса!" Люди заплакали, пали на землю, взмолились страшному лесному божеству. "Нет, - прогремел голос, - все боги покинули этот нечистый лес! Здесь остался один лишь Файкс Рай - ваше вечное наказание и проклятье!" Вслед за тем к перепуганым людям вышел новый хозяин леса - человек, по пояс подобный древесному пню. Нижняя часть его тела скрывалась в коре, доходившей до уродливого и глубокого шрама на груди. С ужасом глупые люди узнали в нём своего принесённого в жертву шамана, и с криками бросились бежать, побросав свои пожитки. Лишь несколько остались лицом к лицу со страшным существом, пав перед ним на колени и прося прощения. "Пророчу вам, - произнёс Файкс Рай, глядя на них, - всему вашему проклятому племени предстоит умереть лесной смертью. И вам не избежать той же судьбы. Но ваши, запомните, смельчаки, только ваши потомки, если искупят грехи своих отцов и дедов, смогут снова жить в здешних лесах. А сейчас идите с с глаз моих. И ждите лесной смерти. Даже на небесах вам от неё не скрыться..." - Узий замолчал.
- И что? - не выдержал паузы Хварог, который тоже слушал, лёжа на животе и подперев голову рукой, - они все так и погибли? Никого не осталось?
- Ну, - пожал плечами Узий, - говорят, что нынешние жители Лиапад возводят свои роды к людям, что не побоялись выслушать того, кого в безумии принесли в жертву. А ещё говорят, что старый шаман, ставший хозяином леса вместо оскорблённых богов, до сих пор живёт где-то глубоко в чаще. Потому-то южный край Миклаша и носит имя Файкс Рай - то есть Дикий Лес.
- Хмф... и что это была за лесная смерть? - поинтересовался Зирион, облокотившийся спиной на колесо телеги.
- Если верить преданию, то деревья и животные соединились и срослись друг с другом так же, как старый шаман стал един с алтарём, на котором его принесли в жертву. Их не убить обычным оружием, разве что огнём или магией. А ещё говорят, что они до сих пор ждут, когда появятся в здешних краях потомки тех, кто сбежал от Файкса, когда он вышел к людям. А когда такие люди появляются поблизости, то...
Хварог вдруг свкочил с одеяла и поднял палец, призывая нас к тишине. Теперь даже я уловил вокруг нашей стоянки движение. Какие-то существа осторожно передвигались кругом, скрытые кустами. А может, это были люди?
Просто любопытствующие? Вряд ли, поблизости жилья нет. Разбойники? Но ведь эти места всегда считались спокойными, да и малохожими: что тут делать бандитам, если по старой дороге к поместью Цоллеров, проезжают от силы раз в неделю?
Ну, а в страшных лесных тварей мне как-то не верилось. Мало ли, что там говорили сказания о древних временах. Легенды-то, они всегда преувеличивают...
- Что тут ещё такое? - тревожно зашептал Зирион.
- Ну почём мы знаем? - огрызнулся Хварог, похожий сейчас на ждущего нападения кота. - Ты же у нас маг - вот и скажи нам.
- Ты, между прочим, тоже маг, - прошипел старик. - И... Узий, проклятье, перестань рисовать! Может, нам грозит опасность, а ты!
- Опасность? - громко, во весь голос осведомился Лип. Прутик в его руке поднялся над исчерченым пятачком пыли. - Ну, думаю, мы вполне сможем защититься.
- Ты что, совсем спятил!? Говори потише!
- Нет, не буду, - усмехнулся Узий, не понижая голоса. - А вот лучше я проверю, кто это нас окружает. А то ведь наш драгоценный сребромант трясётся, как осиновый лист... - Прутик вдруг резко хлестнул по непонятным узорам. Ещё раз, ещё! Пыль клубилась всё гуще. Вот она стала оседать, но не на землю... перед Липом, обсыпаный мелким пескои м сухой землёй, остался полупрозрачный, искажающий воздух, словно тепло от костра, образ поджарого пса, скалящего удивительно настоящие зубы.
- Охранять! - вдруг рявкнул бывший гренадёр. - Фас!
И странный пёс, как молния, порскнул вдруг в разные стороны. Несколько одинаковых, призрачных, обсыпаных пылью собак рванули в лес.
Зирион от неожиданности подавился воздухом. Хварог, раскрыв рот, глядел вслед скрывшимся псам. Ларрок же, напротив, пялился на Узия, словно видел перед собой какую-то диковинку. Ну а я, благо молодость и незнание магии позволяли, стоял как столб, глядя то на иссечёный прутиком рисунок в пыли, то на тёмные деревыя, среди которых скрылись собаки... да, похоже, и те, кто ходил вокруг.
- Что это ещё была за чертовщина? - едва отдышавший, заорал Зирион, подскочив к безмятежно сидящему на одеяле Узию и тряся жидкой бородёнкой.
- Это? Гончие Липов. Заклинание, которое придумал мой прапрадед. Во время войны такими заклинаниями окружали командирские ставки в военных лагерях. А давешний разговор про собак и лошадей просто напомнил мне о нём...
- Ты мне не про лагеря, а про этих тварей! Да ты вообще сошёл с ума! Это же непровереное заклинание! Даже я о нём никогда не слышал! А ты выпустил гулять по здешним лесам полдюжины магических собак!? Ты хоть представляешь, что может случиться, если они вдруг вырвутся из-под контроля и скрестятся с волками? Да ведь здесь и так полно мутировавших от магии зверей, а если ещё и эти добавятся...
- Заткнись и успокойся. - Лип невозмутимо отряхнул попавшую на балахон пыль. - Если б их вызвал ты, то псы обязательно вырвались бы из-под контроля. Но поскольку я Лип, то они мне подчиняются, пока существуют. Не зря же их называли по имени нашей семьи, а? Кстати, они теперь будут охранять нас пока я не прикажу им исчезнуть... или заняться чем-нибудь другим.
- И, разумеется, чистейшее совпадение, что твой прапрадед, придумавший это заклинание, основал лучшие во всём Яллирхейме псарни гончих, да? - ухмыляясь, спросил Хварог.
- Разумеется, - подтвердил, улыбаясь, Узий. - Чистейшее совпадение.
- Между прочим, - сказал всё ещё не остывший Зирион, - такого заклинания нет даже в "Общем собрании Заклинаний" Дурха.
- Как? - удивился Лип. - Академия магов всё ещё полагается на писанину этого старого козла? Ну, дело ваше. Но я бы посоветовал поискать в "Справочнике заклинателя" Хеинхаима.
- Тьфу! Да никчёмные книжки этого кошкодёра может советовать только дилетант!
- Ну не скажи, друг мой, не скажи. Там упоминается множество заклинаний, которые...
- Старая песня, - шепнул Хварог Ларроку. - О магических книгах маги могут спорить бесконечно. Давайте-ка ляжем пока спать... если, конечно, сможем уснуть под всю эту болтовню.
По честному сказать, я был с ним согласен.

Сохраненные баллы: + 1
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элементалист
сообщение 25.8.2009, 7:01
Сообщение #4


Ах как хочется ворваться, ах как хочется вернуться в Арканум
Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 943
Регистрация: 1.4.2008
Из: Калгари, Канада
Пользователь №: 2 421



Конкурс Фэнтези-Очерков: "За гранью реальности"




ИзображениеАвтор: Fiona El Tor | ГОЛОСОВ: 12, 4 место

Вводная
Строго говоря, это неформат. Элементы фэнтэзи введены ради конкурса, из-за чего качество несколько ухудшилось, как мне кажется.
Впрочем, судить - вам, читайте.



___________________
Уходит! Быстро, все сюда, он уходит!
___________________

Он припустил еще быстрее, изо всех сил нахлестывая коня. Эта скачка через горы ценою в жизнь длилась уже много часов. Пот, смешанный со слезами, щипал глаза. Горло пересохло, легкие разрывались от напряжения. Ветер швырял в лицо острые камни из-под конских копыт . Дважды, казалось, ему удавалось ускользнуть, но вот опять... Он знал, что за ним мчатся лучшие люди князя эльфов с Самим во главе. Он знал, что Сам - великолепный охотник и опытный следопыт. Он знал так же, что если его настигнут, смерть покажется ему счастливым избавлением.
"Давай, родной, давай", - то ли шептал, то ли кричал он.
Конь, сильный и красивый скакун, мотал головой и спотыкался все чаще, но шпоры, вонзаемые в окровавленные бока, и уздечка, нещадно разрывавшая губы, гнали его вперед.
Над головой засвистели стрелы, лишая последней надежды на спасение - и точно, полуобернувшись, он увидел остроухих лучников, рассыпавшихся по Желтому хребту. Вжавшись в седло, он прильнул к спине животного, пытаясь укрыться от хищно певших эльфийских луков - глупая, наивная попытка, но метко пущенная стрела настигла его, и сердце споткнулось на полушаге.
_______________________

Бей! Да не туда, мать твою!
_______________________

Жестокий удар в грудь сбил дыхание, и рот наполнился горькой слюной. Он перевернулся на живот и попытался сплюнуть, но тычок в затылок не оставил ему на это шансов. Он ткнулся носом в пыль, которая тут же запорошила ему глаза и заполонила горло. Дышать было нечем, крошево зубов изрезало десны и язык. "Скорей бы конец!" - единственное, о чем он еще мог думать. Только эти слова неотвязно стучали у него в голове, пока его мозг разрушали четко рассчитанными ударами. "Если бы...", - он не успел додумать эту мысль. Внезапный рывок перевернул его на спину, и ребра его жалобно затрещали под градом пинков. Желудок попытался было взбунтоваться, но здоровенная туша плюхнулась ему на живот. Он захлебнулся. "А вот теперь пей свой яд, ублюдок!" - прошипел кто-то
_________________

Подержите язык! Трубку!
___________________

Трубка из прочно спаянных колец больно ткнулась ему в губы, но он плотно сжал челюсти. Бесполезно.
Грязные цепкие пальцы, воняющие каленым железом, разодрали ему рот и клешнями вцепились в язык, вытаскивая его наружу. Жесткая сталь грубо раздвинула зубы и протолкнулась в горло, перекрывая дыхание. Металл расширялся, раскалялась, заполоняя все внутренности болью, огнем и смрадом паленой резины. Он попытался было дернуться и выдрать удушающее его железо, но не тут-то было. Мышцы сковал паралич, мозг разрывался от боли, легкие жгло огнем вдыхаемой расплавленной лавы. "Это конец", - почти с наслаждением промелькнуло в ускользающем сознании.
_________________
Адреналин
_________________

Адреналин бичом хлестнул по нервам, подгоняя обессилевшее тело. Густой лес, по которому он мчался, нет, уже просто бежал, ежеминутно спотыкаясь, этот лес с наступлением темноты стал не просто пугающим. Казалось, лес стал живым хищным безумцем, открывшим свою страшную охоту. Деревья скрюченными ветвями тянулись к его лицу, цеплялись за одежду, разрывая ее в клочья, хлестали по глазам. Отвратительные насекомые с пронзительным жужжанием набивались в рот, нос, уши, сладострастно втыкали в него жала и хоботки, упиваясь его кровью и норовя проникнуть в мозг. Какая-то назойливая птица хлопала крыльями прямо над головой и царапала щеки, завывая на одной жуткой ноте. Лес был переполнен злобой и страхом, и этот страх гнал его вперед, несмотря на то, что корни деревьев хватали его за ноги, обвивая и роняя на землю, острая трава иссекла его тело, земля жадно пила его кровь и его силы, наслаждаясь ужасом и захлебываясь от ненависти. Он падал и вновь поднимался, отдирая руками путы, перегрызая траву и только страх того, что сделает с ним этот лес после смерти, продолжал гнать его вперед. Какая-то особенно безобразная тварь налетела на него сверху, с размаху долбанула по голове, боль пронзила его до спинного мозга, и загнанное сердце остановилось, окаменев от леденящего предчувствия грядущего ничто. Последнее, что он успел почувствовать, падая - это злобную жажду леса, электрическими иглами впившегося в каждую клетку его умирающего тела.
____________________

Электроды! Разряд!
_____________________

- Разряд! Первое включение! - скомандовал некто невидимый из динамика на стене. Скелетообразный тип с жуткой ухмылкой голого черепа, видимо, призванной изображать улыбку, проверил электроды, утыкавшие его тело. Поправил парочку отвалившихся проводков и скрипучим голосом, лишенным эмоций, проговорил:
- Готово, есть первое включение, - щелкнул тумблером, и мир взорвался болью. Боль заполняла все тело, до последней клеточки, выламывая кости, сотрясая в конвульсиях мышцы, ввинчиваясь в позвоночник, высверливая мозг. Это длилось вечность и еще немного. Если бы у него было горло, он бы кричал до потери голоса, если бы у него были глаза, он бы плакал до слепоты, если бы у него была жизнь, он бы умер. Но ничего не было. Была только боль, и он стал болью.
______________________

Массаж
______________________

Массаж длился уже почти час, но эта жирная тварь и не думала заканчивать. Кляня все на свете в душе, он растирал, поколачивал и разминал ее рыхлое складчатое тело, натянув покорную неискреннюю улыбку.
- Эй, ты! - раздался ее утробный голос из-под тройного подбородка.
- Да, мадам, - заискивающе произнес он
- А ну вот тут нежнее, - она раздвинула ляжки и сладострастно заухала.
Он подчинился, изо всех сил изображая радость и усердие. Он слишком хорошо знал крутой нрав хозяйки и не хотел попасть в экзекуторскую, о которой ходили жуткие истории. Оглаживая и похлопывая трясущиеся бледно-розовые в синих узловатых прожилках бедра старой развратной дуры, он с ненавистью вспоминал тот отвратительный вечер, когда злая судьба толкнула его выйти на тракт в тот самый момент, когда она ехала в имение. Один взгляд похотливой старухи - и ладный парень, завидный жених, гордость отца и надежда матери, герой девчоночьих снов и заводила всех деревенских затей, стал бесхребетным приживальщиком, подобострастным согревателем барского ложа без всякой надежды на свободу.
"Чтоб тебя удар хватил, свиная харя", - в который раз мысленно прошипел он, услышав, как она блаженно всхрюкивает.
_______________________

Еще разряд!
________________________

- Еще разряд, есть второе включение, - равнодушно проскрипел скелет, переключая рычаги и щелкая тумблером.
Мир качнулся и, хохоча, толкнул его в хаос безумия, бессмысленно смешав все привычные ощущения.
В уши ударило невозможное буйство красок с полотен взбесившихся импрессионистов.
Рот заполонила какофония звуков, оглушительно обжигающая язык, резонирующая до судорог в мышцах.
Резкий кисло-острый вкус люминесцентного света ударил по глазам.
Обоняние было потрясено пронзительным резким запахом шагов скелета, тонким ароматом шелеста тока по проводам.
Острый звук крови из прокушенной губы заставил его с грохотом моргнуть и повернуть голову. Клацанье тумблеров отдавало резким запахом аммиака. Он шевельнулся, ощутив скрежет сведенных судорогой мышц, и со звоном рванулся по направлению к блеклым движениям скелета, ослепленный сверкающим привкусом звона стекла на языке.
____________________

Мматть! Ушел!
_____________________

- Ушел, сволочь! - Начальник охраны харкнул себе под ноги и злобно хлестнул нагайкой часового.
- Куда ты смотрел, сын ишака? - еще один удар ожег лицо незадачливого стража, щека которого мгновенно вспучилась багровым рубцом с набухающими рубиновыми каплями крови.
Он затаился среди ветвей раскидистой чинары, мысленно хохоча от восторга и любовно поглаживая остро отточенный ятаган, открывший ему путь к свободе.
"Ушел! Ушел! Свобода!" - сердце его пело, и душа рвалась в высь. Восторг, щемящее ощущение полета и звенящая легкость заполонили его, и он едва сдерживался, чтобы не завыть на луну от избытка чувств. Слезы радости выступили на его глазах, и он сглотнул ком, подступивший к горлу.
Наконец, все вокруг стихло, и он мог безопасно соскользнуть с дерева, что он и сделал.
Ни один лист не шелохнулся на старой чинаре, пока он спускался вниз, ни один шорох не выдал его, когда он крался вдоль стен и чувалов, ловко пользуясь тенью набежавшего облачка.
Он парил от счастья, приближаясь по узкой извилистой тропе к горной речушке, призванной окончательно смыть его следы.
Последний взгляд назад, последний шаг на полянку, отделявшую его от весело журчащего спасительного потока, последний неуверенный шаг... Нога его соскользнула, запуталась в петле, которая внезапно дернулась, свиваясь в кокон, спеленывая его накрепко и вздергивая вверх.
Охваченный ужасом и недоумением он задергался в путах, еще более ухудшая свое положение. Наконец он осознал, что связан и подвешен за ногу к дереву. Только-только он сообразил это, как в уши ему ударил добродушный смех начальника охраны:
- Вах, какой джигит, хотел уйти насовсем, да?
__________________
Есть!
____________________

- Есть пульс, точно!
Воздух с бульканьем вырвался из горла, хриплый кашель скрутил его тело, выталкивая из легких слизь и мокроту.
Один свистящий вдох, другой, и вот уже дыхание выровнялось, заполняя кровь живительным кислородом, заставляя сердце стучать в привычном ритме, возвращая жизнь, совсем уж было ускользнувшую.
Веки его дрогнули и затрепетали
- Открой глаза, ну же!
Медленно, как будто впервые, он открыл глаза и мутным полубезумным взглядом обвел ... Комнату? Да, похоже, комнату, расписанную целительными рунами, в которой столпились несколько возбужденных людей с какими-то приборами и эликсирами в руках... Лечебница?
Один из этих, в комнате, полуорк с оливковой кожей, раскручивал необычного вида механизм с какими-то трубками, иглами, баллонами и проводами, часть из которых утыкались в его тело. Смутно знакомый женский голос отдавал команды:
- Инжектор переключить на стандартную скорость. Реаниматор не разбирать. Еще одну дозу струйно медленно.
Лицо женщины склонилось над ним, и требовательные янтарные глаза улыбнулись. Маленькая, но крепкая рука похлопала его по щеке.
- Ну, герой, напугал... Ничего, мы еще попляшем на твоей свадьбе.
__________________

Сохраненные баллы: +/- 0
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элементалист
сообщение 25.8.2009, 21:36
Сообщение #5


Ах как хочется ворваться, ах как хочется вернуться в Арканум
Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 943
Регистрация: 1.4.2008
Из: Калгари, Канада
Пользователь №: 2 421



Конкурс Фэнтези-Очерков: "Рейнджеры песчаных вихрей"


ИзображениеАвтор: Terror | ГОЛОСОВ: 8, 5 место

Ну вот, наконец-то, думал Дар-Каа, наконец-то мы едем по этой чертовой земле внутри Утюга. Вы, наверное, скажите: «А чего же здесь хорошего-то?» И… В принципе, окажитесь правы. НИЧЕГО в этом хорошего нет, по крайней мере, для большинства из вас. Дурацкая работа, дурацкие задания, дурацкие идеи. Знаете, в детстве все эти бредни про Вольную Гвардию кажутся очень интересными А вы что думали? Даже в наше чертово время осталась романтика. Конечно же, романтика в нашем деле есть. Край Мира. Вольная Гвардия предоставит тебе возможность вдоволь надышаться им. Опасность и приключения, опять же, Вольная Гвардия предоставит тебе их, иногда много, иногда совсем чуть-чуть. Деньги. С этим, не побоюсь этого слова, калом дела обстоят замечательно. Уж чего-чего, а денег там, где мы сейчас, завались, только надо знать, как их добыть. Недавно, кстати, родственничкам два кошеля серебра отправил. Рады, только все переживают, боятся, что помру я здесь, а я им все отнекиваюсь, мол, проживу. А что еще надо для рыцаря? Чудовища, враги? Их у нас чуть меньше, чем денег. Замки-бастионы? Присутствуют. Недавно лейб-сержант рассказывал, как они с отрядом брали один орочий форт. Об орках и прочих зеленокожих, кстати, расскажу позже, может быть, когда доедем. Так, о чем это я? Ах, да. О романтике. Так что там еще надо рыцарю? Девушки! Да, и они здесь тоже есть. Но, правда, в малом количестве. Вот не тянет их сюда так, как нас, парней. Но все же они здесь есть. И этого «все же» хватает. Кстати, здесь, на Краю Мира тоже есть цивилизованная жизнь, за счет которой мы только и живем. Так одной стороне поможешь, другой поможешь, а третьей сделаешь пакость, так как за это заплатила четвертая сторона. Так и живем с горем пополам. А, и еще одна особенность Края мира – это цена. Здесь совершенно все имеет свою цену, даже жизнь.
Дар-Каа огляделся по сторонам. Нет, ничего не изменилось. Да, в общем-то, ничего изменяться и не должно было. Кстати, оглядываться – это такая привычка, которую вбивают в голову каждому новобранцу Вольной Гвардии. Эльф, сидел в набитом Утюге, который угрюмо рыча с весьма специфическим металлическим скрежетом, катился по Краю Света. Гусеничную платформу Утюга практически не качало. Ровная здесь местность, а ехать еще километров двадцать. Совсем немного. Дар-Каа убрал прядь волос за ухо и рукавом своего мундира, слегка потрепанного от пары-тройки вылазок, вытер пот со лба. Внутри железного гада было крайне душно. На всю работала вытяжка, но она не смогла вытянуть наружу и половины того недоразумения, которое царило внутри машины. Воздух был затхлый, пахло потом, порохом и металлом, и немного жизнью. Но ее сладкий запах перебивала вонь пота. За бортом утюга крайне жарко, а завели Утюг рано-рано утром. Когда на Краю еще очень даже ничего, когда солнце не так ярко светит, и воздух не такой напряженный. А сейчас уже одиннадцать вечера. И за все это время паровой двигатель Утюга гасили только два раза.
Здоровый коренастый мужчина с трехдневной щетиной, прорастающей совершенно на всей его физиономии, приподнялся и схватился за ручку очередного верхнего люка. Под напором мускулистых загорелых рук люк сразу же открылся. Заскрипели давно не смазанные крепления. Все внутреннее пространство Утюга резко обдало теплым ветром. Какое приятное ощущение ветра, играющего с твоими волосами. Коренастый «открыватель люков», звать его, кстати, Сем, протер платком бритую голову, освобождая свой череп от накопившейся на нем влаги. Да уж. Скорей бы добраться до бастиона.
По пустыням ехал большой неуклюжий механический зверь, нелепо катясь, скрипя своими гусеницами, он ревел и через восемь выхлопных труб, изрыгал пар, своего механизма. Полностью из клепаного металла, эта машина была крайне живуча, только медленна. Многие сравнивают ее с вьючным животным из-за большой грузоподъемности. Работали Утюги, как и большинство техники на Континенте, на паровой тяге. Кстати об Утюгах, Он почти не вооружен, большая неуклюжая машина. Представьте себе локомотив бронепоезда. Только страшный гусеничный и с местом для экипажа и груза. Да, Утюгом его прозвали из-за его неуклюжести, из-за того, что он жутко нагревался, да и, конечно, внешние черты сходства были. Тоже заостренный нос, что бы прорываться через препятствия, или, что бы идти на таран (но это только в худшем раскладе). А, и еще по левому борту нашего Утюга сегодня проклятые рейдеры пальнули с чего-то. Черт, если бы мы были внутри в момент выстрела, нам бы пришлось крайне не хорошо. В обшивке Утюга теперь большая сквозная дыра. Некоторые листы металла просто отвалились из-за энергии, которая прошила машину в момент выстрела. Да, а сейчас дыра кое-как закрыта деревом и ржавыми кусками, взятыми на просторах Края. Кстати, Вы, наверное, подумали, что наш мир плоский? Ничего подобного! Как и любая другая планета, наш мир имеет форму шара. А название «Край Мира» осталось еще с очень древних времен, когда все считали, что мы живем на большом Диске. Просто с тех времен осталось огромное количество книг, и в большинстве из них встречается название «Край Мира». Так что же теперь делать? Переписывать миллионы книг? Нет! Названия решили оставить старыми, недовольных, по-моему, нет, ну Край, и Край, что дальше? Но я совсем отклонился от своей мысли, - подумал Дар-Каа, смотря в прицел винтовки, чье дуло было выставлено в открытую рану механического зверя.
Снаружи большинство машин Вольной Гвардии были окрашены в песочный цвет, потому что огромные территории Края Мира занимала пустошь. В некоторых местах краска стерлась, и проглядывался настоящий железный цвет обшивки, гордо блестящий на солнце, как бы говоря о многочисленных стычках, в которых была машина. Настоящее, название Утюга – Тяжелый Транспорт на Паровой Тяге, сокращенно ТяТраПарТ, или ТТПТ. Естественно, его так мало кто называл, а «Утюг» прижилось. Что еще о нем сказать, их у нас только пять, да и то два из них уже наладом дышат.
Вот, пока я записывал на кристалл свои мысли, думал Дар-Каа, все так же наблюдая за злым миром, Утюг уже почти приехал. Вон, видна уже смотровая башня Гвардии, собранная из всякого хлама. Сам же форт Вольной Гвардии был красив. Да, в некоторых местах его бравые, мощные стены, некогда уже пробитые в боях, были заделаны так же различным хламом, например обшивкой разбитых паровых машин, или рейдерских Ветроловов. Только все это красится, а то, полируемое каждодневными песчаными бурями, железо становится зеркально чистым и будет увидено за несколько километров. Нет, не хорошо, хотя, если уж так задуматься, то о местонахождении бастиона Гвардии знают многие, просто мало кто решается на него нападать, варвары только, и некоторые особо чокнутые рейдеры.
Большие железные ворота распахнулись с каким-то странным звуком, похожим на механическое скрежетание. Во внутренний двор бастиона Вольной Гвардии въехал утюг, весь побитый, пострелянный и помятый, как консервная банка, по которой стреляли мальчишки, что бы наконец-то набить руку, и пристреляться. К машине сразу же сбежался народ. Сбежались простые зеваки, из бараков. Оно и понятно, внутри крепости смотеть не на что, редко значимые моменты попадают, а тут бац! Подбитый Утюг. Редко они такие приезжают, помнится, были времена, когда этих больших неуклюжих машин было девять, нынче не больше пяти. Вот вам и вся статистика. А туту такая удача. Утюг, полный улова, вся команда жива, даже трое рядовых живы, включая эльфа Дар-Каа. Вот из одной из башен во двор вбежал толстый дварф, весь обвешанный какими-то механическими примочками. За его спиной висел огромный, по сравнению с обычными, боевой молот, оно и понятно, дварфы несколько сильнее человека. На его левом глазу красовался оптический прибор, в медном обрамлении, на поясе висел инструментарий, за спиной, помимо молота, у дварфа была механическая рука, стальное чудо технологии. Покрытое руническими гравюрами, с огромным количеством всевозможных инструментов внутри, эта штука, в комплекте с дварфом, заменяли дюжину механиков. Оно и понятно, дварф тот – Аркантол. А он начальник мех. отдела. Говорят, ему эту стальную руку-инструмент подарил какой-то значимый человек, вроде бы даже шейх. Аркантол прошелся мимо Утюга, из которого уже выгружали добро, прошелся мимо отряда, который радовался тому, что доехал живым. Подойдя к дыре он одел перчатку, присоединенную какими-то проводами и трубами к той стальной руке. За спиной у него, в каком-то медном баке, забулькала жидкость, через маленькую трубу вышел дым, на подобие сигаретного. Стальной рукой дварф лихо сорвал тот мусор, которым бойцы закрыли дыру. Объективно оценив ее, уже готовясь к ремонту, он позвал свою бригаду. Через несколько минут во внутренний двор бастиона вышли шестеро, вооруженных инструментами, механиков, везущих с собой двоих буйволов. Прицепив Утюг к вьючным животным, они начали подгонять животных, что бы те тянули подбитую железку. Медленно, но верно, техника, вместе с механиками, скрылась внутри ангара. Постепенно публика рассосалась. Кто-то ушел на стрельбище, кто-то спать, кто-то в трактир.
-Молодец, рядовой Дар-Каа, - сказал старшина, похлопав эльфа по плечу, - какая это у тебя вылазка?
-Третья, товарищ старшина, - ответил юноша, не зная, что ожидать от такого разговора.
-Кхм, вас подбили, а ты жив, остроухий, не плохо. В пятницу, пожалую тебе звание сержанта, заслужил.
Эльф отдал честь, после чего направился в бараки. Не раздеваясь, он завалился на кровать, утомленный тем, что сегодня произошло, он заснул практически сразу. Разбудили эльфа, как полагается, утром.

***


Дар-Каа стоял по стойке «смирно», ровно так же, как и все остальные во внутреннем дворе. Погода была, как всегда, солнечная, ветреная. Высокие стены бастиона спасали от песков, которые мчатся бурями по всему Краю. Уже прошла целая неделя с того дня, как он последний раз был на вылазке. Сейчас же он стоял при полном параде. Серая форма явно шла эльфу. Китель с боковой застежкой. Медные, почерненные пуговицы, черные, чищеные сапоги, ремень с бляхой в виде перекрещенных сабли и ружья, серые перчатки с изображением костей на тыльной стороне ладони. Сейчас Дар-Каа должен получить звание сержанта. Неплохой карьерный рост, сколько я в Гвардии? Месяц вроде, - думал про себя эльф.
-Рядовой Дар-Каа, два шага вперед! – громогласно прозвучали слова лейтенанта.
Эльф, стараясь сделать каждый шаг, как только можно гордо, красиво, вышел вперед.
Полтора часа длилась церемония, которая, честно говоря, не запомнилась Дар-Каа, все это было не для него. Сейчас он лежал на собственной койке, и рассматривал полученный от лейтенанта клинок, жаль, что не именной, но, всяк приятно. На рукояти красовался змей, с двумя изумрудно-зелеными глазами, играющими отблесками света керосиновой лампы. Что еще было интересно – Дар-Каа был одним из немногих, кто внутри Гвардии имел волшебные склонности. Другими словами, эльф был магом. Да, не особенно хорошим, но все таки магом. Не хотелось вставать, не хотелось идти во внутренний двор и ждать завершения. Банкета-то все ровно не будет. А идти туда только для того, что бы походить в парадной форме откровенно не хотелось. Нет, эльф не упустил бы возможности покрасоваться в отглаженной, чистой форме, просто завтра, снова одевать обычную одежу, винтовку за спину, дареный клинок в ножны, медальон на шею и вперед. Так что лучше было бы выспаться перед вылазкой.
«Подъем!» - громогласно заорал старшина. Бараки ожили. Все сразу принялись одеваться, собираться. Не сказал бы, что за короткое время, которое здесь находились новобранцы, все это было доведено до автоматизма, но за считанные секунды пара дюжин гвардейцев выстроилась в бараках, готовые к вылазке. Спустя пол часа вся эта братия уже была выстроена во внутреннем дворе. Механики уже готовили машины. Паровые двигатели ревели, как разъяренные голодные шакалы, готовящиеся к охоте всей стаей, по бастиону Вольной Гвардии пролетел ветер страха. Как бы долго ты не пробыл на Краю Мира, хоть ты зеленый новобранец, хоть ты старый вояка с неимоверны опытом, все ровно ты испытываешь страх перед каждой вылазкой. Каждый боится не вернуться назад. Легкие повозки были уже готовы. На этот раз Утюги не выпустили, сейчас, как объяснил старшина, отряд будет сопровождать караван с неким ценным грузом. Ну что же, вперед!

***



Два отряда – два каравана. Вся «компания» движется в одну сторону, но на некотором расстоянии друг от друга. Так, что бы не выглядеть одним караваном (не привлекать лишнего внимания). Ветер засвистал над головой Дар-Каа, на втором часу пути разразилась песчаная буря. Останавливаться нельзя, груз должен быть доставлен как можно быстрее. Лейтенант сказал. Что маршрут какой-то странный, что ни разу не ходил по нему ни с одним караваном, но нам то что? Мы получаем деньги, причем неплохие деньги за то, что сопровождаем груз. Эльф, как и все остальные, закрыли от песка лицо и шею. Дар-Каа закрыл лицо клапанным респиратором, спрятал глаза за защитными очками. По стеклу очков стучал песок, разогнанный ветром. Сквозь вой песков слышался какой-то металлический скрежет. Оружие достать! – промолвил старшина. Все, как один, достали оружие. Коренастый сержант приподнял и слегка помахал ладонью, отдавая всем своим подопечным команду оглядеться. Дар-Каа залез на борт одной из телег каравана, Произнеся заклинание, он огляделся вокруг через стекло прицела. Красного цвета волна, появившаяся из неоткуда, сбила эльфа с ног. Послышались звуки выстрелов, ПЕРЕСТРЕЛКА! Вот она романтика пустошей. Вот именно из-за таких вот моментов многие вступают в вольные ряды Гвардии.
Эльф упал на землю от удара силовой волны. Из сумки, что висела на поясе, достал обрез, два заряда картечи в ближнем бою очень сильно помогают, проникая в тело противника тридцатью двумя свинцовыми шариками. Как знал. Из песчаной вьюги, с топором на перевес, с диким первобытным кличем «Враааааах!» на Дар-Каа выпрыгнул орк. Кое-как бронированный, он представлял собой чуть больше, чем просто гору мышц, обтянутую зеленой кожей. Громоподобный выстрел разбил крик зеленокожего вдребезги. Дуплет картечью сделал свое кровавое дело. Эльф, едва только выстрелив вперед себя, откатился влево. Оглядевшись, он заметил, что в то место, где буквально полтары секунды назад была его голова, воткнулся здоровый, проржавевший топор. Удар был бы смертельным, но, хвала Фортуне, одно движение спасло голову новоиспеченного сержанта от большой железяки, мчащийся навстречу ему. Звуки выстрелов не прекращались. Неслабого телосложения лейтенант, подал эльфу руку, что бы помочь ему встать. Поднявшись, Дар-Каа сразу же перезарядил обрез и схватился за винтовку. С щелчком взведя ее, пытаясь увидеть что-нибудь сквозь песок, вьющийся вихрем вокруг, он прицелился, скорее даже не всматриваясь, а вслушиваюсь в звуки выстрелов, которые перебивали свист ветра. Телега, покрытая в некоторых местах железными листами, служила неплохим заслоном, выстрелы винтовок не могли пробить толстое дерево, что уж говорить о тяжелых металлических листах. Очередь дюжины орудий с нашей стороны, в ответ мчалось троекратное количество свинца. Да, заварушка будет долгой. Судя по крикам и выстрелам, до врага примерно метром пятьдесят – сто. Лишь немногие, «особо одаренные» умом твари пытались идти в ближний бой. Нет, ничего у них не получится, - утешал себя Дар-Каа, - слишком уж их мало для удачного штурма, так что мы здесь надолго засели.
Небо по-прежнему закрывала желтое буйство песка. Сколько же можно? Третий час отряд гвардейцев обменивался с зеленокожими свинцов и стрелами. Бальфавар – маг Вольной Гвардии готовился к заклинанию, вырезал на дереве фургона какие-то руны. Потом маг резко встал на ноги, схватил свой амулет и начал бубнить заклятье. Над караваном появилась призрачный шар, светящийся изнутри ярко-синим пламенем. Как будто лепя какую-то фигуру, Бальфавар шевелил руками, он ваял заклинание. Это особая школа магии, Дар-Каа вряд ли без помощи артефактов и магической книги смог бы сделать что-либо путное из заклинаний этой школы, на обучение уходили годы, а то и десятилетия. Из шара призрачной энергии начало проявляться что-то похожее огромную руку. Подергивая магическими жилками, огромный кулак, пробивая толщу песка, повисшего в воздухе, пал на место, откуда доносились орочьи крики. Но на пути у заклятого кулака встала преграда, небось, орочьи шаманы балуются, что бы их всех. Было видно, как ярко светящий пучок энергии ударился о, слабо светящийся магически-красным, барьер. Один из гвардейцев кинул динамит в противника. Прозвучал взрыв, перемешивающийся с предсмертными воплями зеленокожих. Страх налетал на каждого и укреплялся тем, что врага было практически не видно. Можно было слышать крики противника, видеть пламя, вырывающееся из стволов орудий, но самого противника не было видно. Чертовы пески скрывали количество и обмундирование врага, оставалось только догадываться о численности этих тварей.

***


Кончаются боеприпасы. Все уже измотаны. Одно утешает, песчаная буря немного спала, теперь стало видно то, что этих гадов там десятка три-четыре, вооружены они слабо, но там есть пара шаманов. Чертовы дети, что же вы прете на гвардейцев? Вам же конец, - бормотал про себя Лейтенант Мортимер, взводя винтовку в очередной раз, - не сейчас, так потом, вы же орки косые, с дюжину патронов мимо и лишь один пролетит близко к цели. Точный выстрел лейтенанта пробил еще одну зеленую голову. Вдруг орки притихли. Как будто бы спрятались. Что-то бормочут, носятся туда-сюда. Попробуй, разбери их. Злое затишье. Такое всегда перед бурей бывает. Гвардейцам был отдан приказ приготовиться к сражению. И не зря… С вражеской стороны раздался боевой клич « Враааааахж!» Проклятые твари с огромными ржавыми тесаками в руках помчались в лобовую атаку. Залп гвардейских винтовок снес первый ряд бегущих орков, но это не остановило остальных. Более того, они достали многоствольное орудие, именуемое пулеметом, и начали, буквально, косить. Под свинцовую косу попадали, как чужие, так и свои. Орки без всякой жалости стреляли в сторону гвардейцев, посылая выстрелы в спины своих товарищей. Никто раньше не видел, что бы они так делали, да и откуда они достали пулемет? Это было более, чем странно.
Парни, охраняющие караван были полностью подавлены. Куда стрелять? По тем тварям, что бегут на них, или пытаться убить пулеметчика, безжалостно крутящего рукоять своего орудия, тем самым перезаряжая его. Один за одним те гвардейцы, которые не успели укрыться за телегой каравана, падали замертво, или же падали, надеясь, что их не зацепит свинцовая смерть. Дар-Каа перезарядил винтовку. Прошептав заклинание, которое уже походило на молитву, он встал из-за телеги и попытался прицелиться.. Выстрел оказался удачным, и орк-пулеметчик пал замертво, Прекращая поливать поле боя свинцовой россыпью. Но все же перед смертью орк успел сделать несколько выстрелов, пробив насквозь плечо эльфа. От боли, прокалывающей тело, молодой сержант Дар-Каа упал на землю, держась за пробитое плечо. Орки были все ближе и ближе. Некоторые из гвардейцев уже дрались с ними в ближнем бою. Посмотрев налево, эльф заметил, как на песок упало бездыханное тело Бальфавара, пробитое насквозь ржавым тесаком. Вот один из орков, с ожерельем из зубов на шее, уже заметил брыкающегося на песке Дар-Каа. Скоро к коллекции орка присоединятся еще два клыка, - подумал эльф, уже морально готовясь умереть…
Откуда-то со спины раздался свист луков. Три стрелы пробили насквозь охотника за клыками. Дар-Каа повернулся, что бы рассмотреть тех, кто выпустил стрелы. Эльф успел слегка отползти и опереться спиной о колесо телеги. Здоровой рукой он схватился за обрез, все-таки надеясь, что ему не придется его использовать. Оружие из руки эльфа выбили фигуристым красивым сапогом. Сержант отвел взгляд от песка и поднял голову, что бы рассмотреть владельца сапог. Персона в плаще стояла напротив солнца, что мешало Дар-Каа рассмотреть ее. Эльф пытался не делать резких движений. Практически не двигался, лишь следил за действиями. Незнакомец схватил винтовку, лежащую рядом с гвардейцем, и ударил ее прикладом эльфа по лицу. Дар-Каа потерял сознание…

Сохраненные баллы: +/- 0
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элементалист
сообщение 25.8.2009, 22:00
Сообщение #6


Ах как хочется ворваться, ах как хочется вернуться в Арканум
Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 943
Регистрация: 1.4.2008
Из: Калгари, Канада
Пользователь №: 2 421



Конкурс Фэнтези-Очерков: "Обычное Приключение"


ИзображениеАвтор: Geoffrey Tarellond-Ashe | ГОЛОСОВ: 7, 6 место

- Все захлопнули рты и успокоились! – Халрат устало потер виски. – От вашей грызни нет никакой пользы, а вот вред может быть существенным. Наш многоуважаемый проводник тоже любит поболтать на повышенных тонах, вот только сейчас он не особо-то хлопает пастью. Потому что ему ее разорвало.
Кайрик фыркнул и поднялся.
- Пойду, проверю полки, - бросил он через плечо, и Саведж проводил его недовольным взглядом.
- На кой черт нам сдался этот проходимец? – в который раз уже клерик обратился к Гризвольду, предводителю их небольшого отряда с набившим оскомину вопросом. Но в этот раз он, очевидно, решил развить свою мысль до чего-то большего, чем обычное бурчание. – Наш достопочтимый маг тут вскользь упомянул такое слово, как «польза». Так вот, я хотел бы уточнить, какая польза есть от этого человека? Он у нас вроде как заявлен специалистом по замкам, ловушкам и западням. Только вот «замок» входной двери он открыть не в состоянии, из этой западни он тоже вытащить нас не в силах, а его навыки в поиске и обезвреживании ловушек замечательно проявили себя, когда проверенная им и объявленная безопасной дверь оторвала нашему проводнику голову.
- Не хочу никого обидеть, - едко продолжал он, - но я лично не пойду первым ни в одну из тех дверей, которые по его мнению являются безопасными. А будь я на твоем месте, я бы прирезал его прямо сейчас. В целях безопасности.
Темнокожий воин угрюмо почесал подборок, размышляя над сказанным.
- Проколы бывают с каждым, Саведж, от них никто не застрахован. Ты можешь прочитать молитву, но эффекта от нее не будет никакого. Что будет тогда? Тоже станешь говорить о «пользе»?
- Мои молитвы не приводят к гибели людей! – парировал клерик. - Мои молитвы не убивают наших проводников и не являются причиной того, что мы застряли в этом трижды распроклятом доме без возможности выбраться!
- Он в чем-то прав, Гризвольд, - заметил Халрат. – Подумай сам – этот чертов халфинг погиб, двери закрыты. Мы в заключении в этой комнате, а по коридорам бродит нечто недружелюбное. Гризвольд, это не простой особняк. Я это чую. Ты это чуешь. Воздух просто пропитан злобой!
- Проклятое это место, Гризвольд! – вторил Саведж, кивая в сторону угла, куда они оттащили найденный скелет. – Вон, посмотри на этого. Сгинул он, сгинем здесь и мы, ни за грош.
Гризвольд задумчиво оглядел комнату. Обстановку можно было бы назвать роскошной лет пятьдесят назад. Сейчас вокруг были лишь пыль и тлен: картины, некогда бывшие прекрасными, превратились в обесцвеченные хрупкие полотна; мебель сгнила, тома на книжных полках нельзя было взять без того, чтобы они не рассыпались в пыль. Трое охотников за сокровищами устроились возле потертого кресла, в котором они и нашли скелет. Смерть хорошо поработала над ним, выбелив его кости, но даже без кусочка плоти можно было понять, что это останки рыцаря, либо даже паладина. Проржавевшие латы, полуторный меч… хм, какой меч?
Гризвольд поднялся и подошел к скелету. Они устроили его в положении сидя, в наиболее темном углу, чтобы не навевал тоску. Именно из-за темноту они и не обнаружили сразу этот меч, прислоненный к стене и покоящийся в черных кожаных ножнах, тисненных серебром. Воин бережно взял их и обнажил клинок.
- Какая красота! – невольно вырвалось у него.
Меч был действительно прекрасен. Лезвие было невероятно острым, лазурного цвета рукоять была достаточно большой, чтобы держать меч двумя руками, но не чрезмерной, что не исключало его использования и одной рукой. Гарда была прямой, а эфес был выполнен в виде человеческого черепа.
- Что это – серебро, мифрил? – Саведж беспокойно заглядывал темнокожему воину через плечо.
- Серебро, я полагаю, - ответил вместо него Халрат. – Пусть меня пытают Девятеро, но я съем свой сапог, если этот превосходный клинок не заколдован!
В ответ на вопросительный взгляд Гризвольда Халрат немного подумал и кивнул:
- Да, я могу определить это точно. Это не очень сложное заклинание.
Чернокнижник закрыл глаза и забормотал нечто, что звучало весьма таинственно. Гризвольд слыхал, что язык Темного Искусства походит на драконий, и, собственно, от него и произошел. Но поскольку он его не знал, он не смог проверить, действительно ли это так.
В ответ на заклинания, меч засветился слабым синеватым сиянием.
- Да, так и есть, - удовлетворительно кивнул Халрат и усмехнулся. – Заколдован. Впрочем, вы бы могли поверить мне и на слово – Халрат Щедрый еще никогда не ел свой сапог.
Трое мужчин расхохотались.
- Наше маленькое путешествие уже приносит свои плоды, господа, - Гризвольд вернул меч в ножны и закрепил их у себя на поясе. – Это прекрасный меч, и мы сможем выручить за него немало монет. Пожалуй, он один в состоянии окупить все наши издержки. Да что там говорить, если бы я не собирался жениться на Мари, я бы оставил его себе, до того он хорош.
- Эй, сюда, - закричал с другой стороны комнаты Кайрик. – Здесь есть выход.
Гризвольд посмотрел в его сторону. Похоже, одна из книг на книжной полке оказалась рычагом или чем-то в этом роде – стоило ее выдвинуть, как соседствующий с ней книжный шкаф ушел в стену, открывая проход. Воин широко улыбнулся.
- Ну что, парни, дела-то налаживаются, а? Ничего, мы еще поживем!
Напоследок он подмигнул Саведжу:
- Какая польза, спрашиваешь?
Саведж предпочел не отвечать, а поспешить в проход следом за вором. Халрат же наоборот, немного сбавил шаг.
- Так ты, значит, серьезно насчет женитьбы? – маг внимательно глядел в лицо Гризвольда. Воина он знал уже не первый год – бывали у них совместные авантюры и прежде. Гризвольд любил поворчать на тему того, что мышцы его уже не те и пора ему на покой, но после всех этих ворчаний он по своему обыкновению выхватывал меч и сломя голову кидался в очередную толпу гоблинов. Но так, как сегодня, воин до этого не говорил никогда.
- Увы и ах, мой умный друг, - Гризвольд усмехнулся, - похоже, что тепло девичьих губ окончательно перевербовало меня из рядов отважных искателей приключений в ряды фермеров и домоседов. Хочется уже, наконец, осесть. Хочется иметь свой дом, теплую постель и красивое женское тело под боком. Я все как-то откладывал до того момента, когда скоплю достаточно серебра на безбедную старость, но знаешь…
- Что?
- Да ничего, - воин снова улыбнулся. – Простая истина – сколько бы мы не заработали, мы всегда это растратим. Такова уж наша природа. Сейчас мы нашли этот меч, и продав его, я получу достаточно монет для того, чтобы начать.
- Начать что? Новую жизнь? – маг недоверчиво покачал головой.
- Именно. Возможно, мы найдем еще что-то ценное в этом доме, и я этому весьма обрадуюсь. Но даже если нет, мне хватит и этого меча.
Некоторое время колдун простоял в молчании. Он, кажется, размышлял над словами друга и теми причинами, которые им двигали.
- Я… понимаю. А сколько сейчас Мари?

- В этом году ей исполнится восемнадцать. Подумать только, я не видел ее уже два года! Мать писала, что она стала еще прекрасней за это время, хотя мне с трудом верится, что такое возможно.
В это время из прохода показалась голова Саведжа.
- Мне жаль прерывать вашу романтическую беседу, господа, но меня совсем не устраивает перспектива оставаться с этим ненормальным наедине. Я боюсь, что он зацепит еще какую-нибудь штуку, и в итоге мне не разорвет голову, как это было с тем халфингом, а будет что-нибудь похуже.
- Мы уже идем, Саведж.
Приятели переглянулись, а потом вместе прошли в открывшийся проход.

* * *


- Дьявол, было жарковато, - Савердж тяжело дышал, по лбу струился пот. Остальные члены отряда выглядели не лучше – у Халрата подрагивали руки, Гризвольд ощупывал бок. Кожаный доспех уменьшил силу удара, но не спас от него полностью. Рана хоть и оказалась неглубокой, но крови было много - рубашка под доспехом успела ею пропитаться. – Откуда вообще появились эти скелеты?
- Скажи спасибо, что скелеты, а не какие-нибудь другие твари, типа призраков. Я слыхал, что их не пронять обычным оружием – для борьбы с ними нужно волшебное оружие, - пожал плечами Халрат.
- Ну, в таком случае, - оживился Гризвольд, - нам нечего опасаться, поскольку таковое у нас имеется. Я уже почти влюбился в этот меч.
Саведж рассмеялся.
- Не привыкай к нему, Гризвольд, он предназначен для продажи.
- А это еще надо обсудить. Дом оказался битком набит драгоценностями, так что я подумываю о том, чтобы взять свою долю в виде этого меча, - подмигнул боец. Клерик нахмурился:
- А кстати, как по-вашему, этот меч был в этом доме, или же его принес тот рыцарь?
Халрат вновь пожал плечами.
- Рассуждая логически… Другого меча в той комнате не было. Доспехи, однако, с того парня не сняли. Значит, и меч не стали бы забирать. Вывод?
- Меч его, - уверенно ответил Саведж.
- Не факт совершенно, - не согласился Гризвольд. – Доспехи это доспехи, а меч это меч. Ты знаешь, сколько весят рыцарские доспехи? А сколько времени нужно, чтобы их снять? Возможно, кому-то его собственная жизнь была ценнее, чем возня с этим доспехом. А меч – его взял и понес. Хочешь – прицепил к поясу, хочешь – за спину, хочешь – через плечо, да хоть в руках носи. К тому же, доспех не факт еще, что поможет, а вот оружие точно будет полезным.
- А почему же, в таком случае, он взял этот мнимой меч, а чудную игрушку Гризвольда оставил там? – не унимался Саведж.
- Да потому, что он стоял в темном углу. Мы ведь и сами его не сразу заметили, хотя находились в этой комнате около полутора часов.
- Хм, логично. Интересно, а куда подевался этот воришка?
Внезапно из левого коридора донесся шум. Гризвольд предупреждающе поднял руку.
- Тшш, слышите? Как будто шаркает что-то.
- Зомби? – предположил Халрат.
- Или Кайрик. Сейчас узнаем.
Трое мужчин напряженно вглядывались в темноту.
- Кайрик, это ты?
Им никто не ответил, лишь шарканье стало ближе. Они приготовили оружие, но вместо сгнившей плоти мертвецов огонь факела осветил изможденное лицо человека. Он с трудом передвигался, держась за стену.
- Боги, живой человек, ну надо же. Саведж, подлатай-ка его. Я знаю, у тебя на такой случай всегда приготовлена целительная молитва.
- Чего? – Саведж непонимающе посмотрел на воина.
- Прочитай молитву, Саведж, что непонятно?
- Но мы ведь его даже не знаем! – возразил клерик.
- И что с того? Не можем же мы позволить ему умереть?
Молодой клерик еще колебался, но воин прикрикнул на него:
- Живо!
Саведж приблизился к раненому, продолжая ворчать вполголоса.
- Между прочим, он может быть опасен…
- Ты даже не представляешь, как!
Раненый внезапно ухватил клерика, рывком притянул его к себе и приставил к его горлу нож.
- Ну-ка, живо! – в его голосе проскальзывали истеричные нотки. Похоже, этот человек был доведен до полного отчаяния и готов на все.- Никому не двигаться! Ты, колдун, держи руки неподвижно, и не шевели губами! А ты, черный, убери руки от оружия. Одно ваше неловкое движение и я перережу этому ублюдку глотку! Сейчас вы отдадите мне все ценное, а после отведете к выходу из этого ада! Немедленно!
- И не подумаем, - лицо Халрата приобрело равнодушное выражение.
Похоже, незнакомец растерялся.
- Что это значит? Я убью его, слышите, идиоты? Убью! Вы что, мне не верите? Я могу!
- Да нет, почему, верим, - голос мага звучал равнодушно. – Конечно, ты можешь, мы и не сомневаемся. Ты его убьешь, а потом мы убьем тебя. Давай, сделаем это.
- Но… Но я же его убью!
- Да нам-то что, - Халрат передернул плечами. – Наша доля от этого даже увеличится.
- Хватит, Халрат, - остановил его Гризвольд. – а то он и вправду его убьет. Эй, безумец! Не нервничай, мы уже сдаемся. Мы не знаем, где выход! Мы заперты здесь, также, как и ты!
- Что значит – не знаете? Что значит - не знаете?! Вам лучше еще раз хорошенько подумать и сказать мне, где здесь выход! А не то я его убью, слышите?
- Но мы не знаем.
- Не мои проблемы! Не мои проблемы! Я убью!
Внезапно из-за спины безумца возник Кайрик. Железно перехватив руку с ножом, другой рукой он всадил свой собственный кинжал в шею неудачливому шантажисту. Тот осел на пол, и уже через мгновение на глазах ошарашенного клерика Кайрик отирал лезвие об одежду убитого.
- Постарайся не называть меня больше воришкой. В следующий раз я могу и забыть о том, что мы с тобой в одном отряде, - заметил он.
- Ты слышал? Как?
Кайрик не обратил внимания на вопрос.
- Кажется, я нашел выход на балкон. Это третий этаж, возможно, мы сможем спуститься.


* * *


- Нет, Халрат, ты скажи, ты и вправду бы позволил этому ублюдку прирезать меня?
- Да успокойся уже, Саведж, - Гризвольд выругался. – Никто бы ему не позволил тебя убить. Халрат говорил несерьезно.
- Так ли это, Халрат?
- Да-да, само собой, это так. Я блефовал, думал, что этот психопат купится.
- Кайрик, ты что думаешь? – Саведж повернулся к убийце. После того, как тот спас его жизнь, клерик значительно чаще стал обращаться именно к нему, и с большим вниманием относится к тому, что он говорит.
Убийца скептически поднял бровь.
- Он врет.
Гризвольд отвернулся, Кайрик ушел вперед. Саведж впился глазами в колдуна, и долгое время они сохраняли молчание. Первым его нарушил чернокнижник:
- А ты бы сам как себя повел в такой ситуации?
Клерик задохнулся от возмущения.
- Само собой, я бы уступил безумцу! Я бы не позволил ему убить кого-то из нашего отряда!
Халрет усмехнулся.
- Действительно? Ты можешь врать мне или нашим приятелем, но врать самому себе? Это глупость. Так вот, подумай и реши, как бы ты действительно поступил.
Маг оставил священника наедине с его мыслями.

* * *


Кайрик замедлил шаг.
- Что-то здесь не так. Воздух вроде как холоднее.
Гризвольд обнажил меч.
- Которая дверь?
- Вот эта, - убийца показал на одну из дверей. – Оттуда веет свежим воздухом. Но сейчас не так.
- Я тоже это чую, - Халрат принюхался. – Злоба, вот что я чую.
Неожиданно их оглушил ужасающий вопль, сменившийся затем жутковатым хохотом. Однако чтобы напугать их отряд, одно крика было маловато. Кайрик тоже вынул меч, Саведж поудобнее перехватил цеп, маг зашевелил губами.
- Вот оно! Началось! – воскликнул Гризвольд, указывая в сторону возникшего… Наиболее этому существу подходило слово «нечто». Оно не было материальной нежитью, скорее призраком – его сгнившая плоть была прозрачной. Редкие волосы свисали у существа до плеч, а само оно было завернуто в белый саван, из которого выглядывали разве что голова, да руки… руки, держащие по острейшему изогнутому кинжалу. Тварь двигалась на удивление быстро и проворно для мертвеца. Ближе всех к ней оказались Кайрик и Саведж. Клерик раскрутил цеп и ударил, убийца сделал выпад мечом и пронзил духа насквозь, но тварь как будто этого не заметила. Злобно хохоча, она нанесла ответный удар, пробив лезвием кожаный доспех разбойника. Он всхлипнул и осел на пол.
- Молитвы, клерик, живо! – заорал Гризвольд, занося меч для удара. Его клинок оказался заметно действенней – в призрачном силуэте существа образовалась рваная рана, а вопль с угрожающего сменился на негодующий.
Халрат произнес заключительные слова заклинания и воздел руки, из которых вырвалось по ослепительному голубому снаряду, ударившему в призрак. Гризвольд проворно отражал удары нежити, успевая отбивать каждый из кинжалов. Когда тварь в очередной раз собралась бить, Гризвольд поднырнул под ее руку с кинжалом и ударил мечом. Тварь отшатнулась, и темнокожий боец следующим ударом снес ей голову. Призрачная субстанция рассеялась в воздухе.
Отерев лоб, Гризвольд обернулся посмотреть, как там Кайрик. Возле него сидел Саведж, который, поймав на себе взгляд воина, отрицательно покачал головой.
- Он мертв, - объявил Халрат. – И тварь тоже мертва. Чудесно. Откроет наконец кто-нибудь эту дверь, или мне придется самому?
Гризвольд исподлобья посмотрел на мага.
- Он все-таки был нашим товарищем, Халрат, хотя и новичком в нашем отряде. Он отдал жизнь за нас. Прояви хоть каплю уважения.
- Я проявляю. Я просто не хочу, чтобы жертва парня была напрасной. Он умирал не для того, чтобы мы здесь стояли и ждали объявления новых призраков, верно? Он привел нас к выходу, так давайте же им воспользоваться. Что, нет? Саведж, может ты?
Ему не ответили.
- Ай, как хотите. Тогда я сам.
Колдун схватился за ручку двери и тут же вскрикнул. Сработала потайная пружина, и маленькая игла уколола руку чародея. Судя по переменившемуся цвету лица мага, игла была смазана смертельным ядом.
- Пом… помогите! – захрипел Халрат, но ни клерик, ни Гризвольд не двинулись с места. Через мгновение маг уже был мертв.
- Подумать только… - Гризвольд потер подбородок. – И этого человека я столько лет называл своим другом. Он бы и нас с тобой так бы бросил, Саведж. Более того, будь у него возможность, он убил бы нас, чтобы не делиться найденными сокровищами.
- Все-таки он был прав, Гризвольд, - донеслось со стороны клерика.
- В чем?
Усеянный шипами металлический шар размозжил голову воина.
- И я бы так сделал. И Кайрик бы так сделал. И ты бы так сделал. В этом наша природа.
Голос клерика дрожал, как будто он сам пытался заставить себя поверить в свои собственные слова.
Он подобрал меч Гризвольда и мешок Кайрика, набитый драгоценностями. Он подумывал прихватить и волшебную книгу Халрата, но побоялся. Маги любят украшать свои книги ловушками, награждающими несведущих безумием либо обожженными пальцами.
Он отворил дверь, обернув руку плащом Кайрика. В лицо ему ударили порывы ветра. Он невольно залюбовался ночным небом. Было новолуние, и ночь была темной.
«Как он там говорил? Третий этаж?»
Саведж бросил ножны вниз. Судя по звуку упавшего меча, высота была сравнительно небольшой.
«Вот и чудно…»
Он перекинул ногу через перила, затем вторую, и прыгнул.
Он не разбился.
Он упал на металлические прутья забора, ограждавшего особняк.

Сохраненные баллы: - 1
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элементалист
сообщение 25.8.2009, 22:11
Сообщение #7


Ах как хочется ворваться, ах как хочется вернуться в Арканум
Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 943
Регистрация: 1.4.2008
Из: Калгари, Канада
Пользователь №: 2 421



Конкурс фэнтези-очерков: "Клятва великим"



ИзображениеАвтор: Kon-Artis | ГОЛОСОВ: 6, 7 место

Ни сырая и тёмная камера, ни четыре шага свободного пространства, ни отсутствие воды и свежего воздуха не тревожили лежащего на полу мастера света. С ума сводили голоса. Столь громкие и столь многочисленные, что эльф не мог слышать стражников, охраняющих камеру в коридоре. Даже собственные шаги, как бы громко ни старался заключённый бить ногами, не были слышны. И вот теперь граница была достигнута, а что-либо сделать возможности не было. Ровно-таки, как и предупредить уцелевших о свершившейся измене.
Безусловно, в мгновенно нахлынувшей магии и потере возможностей, были виноваты его собственные ученики-ренегаты. Способность прочувствовать их сохранилась, впрочем, это и была единственная. Они зажали магистра в кокон, говоря только то, что он в их власти. Медленно сводили с ума… От этой мысли явно легче не стало. Ведь он под колпаком и помощи ждать неоткуда, да и кому можно верить после всего случившегося?
Что бы мастер перешёл на сторону церкви подошли основательно. Иногда даже проскальзывала мысль: легче уступить. Хотя, какая разница где умирать? Под покровом тьмы, или иллюзии света? У всех один конец и у Элеглина кажется он был предрешён. Потеряй он рассудок, либо сожгут на костре завтра утром. Перспективка то мрачная, как ни смотри. А ведь так легко сказать: «отрекаюсь от клятвы» - и всё. Всё просто. Гибельно просто. Но, лишь прожив жизнь, как завещали ушедшие великие, можно было надеется на спасение. Хотя оно недостижимо и нереально. Но надежда есть. Вернее, была.
Её отобрала инквизиция. И окончательно убила, на минувшем допросе…

***


Пленник стоял на коленях в каменной комнате, построенной из простых неотёсанных булыжников, перед очередным священником. Выглядел монах не очень хорошо – кожа до кости, что ещё сказать? А рядом – двое молодых ренегатов, сдерживающих силу. Пока страдалец тщетно старался магически повлиять на ситуацию в столице, священнослужитель продолжал.
- А ведь двое твоих друзей уже предали клятву.
- Врёшь!
- Пусть сам Пётр будет мне свидетелем! – монах воздел руки вверх, - хочешь, я попрошу ослабить твои путы? Ты, конечно же, не сможешь прочитать мои мысли. Но узнать, лгу я или нет, тебе под силу.
- Допустим, я тебе поверю. Ведь это ничего не меняет.
- Ты только подумай! Скольких людей ты смог бы вылечить, скольким помочь.
- И так вы помогаете? Сжигаете нас на кострах? Вы уже давно не несёте добро в этот мир.
Инквизитор замолчал - кажется, решил подойти к ситуации с другой стороны.
- А разве вы не считаете себя… особенными? Избранными среди людей!
- Вот поэтому мы и проиграли эту битву.
- Видишь! – монах схватился за ответ, - тебе и твоим друзьям не за что цепляться. Даже если ваши ордена что-либо могли, их век прошёл. Ничто не вечно. Великие давно покинули этот мир! Маги слабеют, эльфов осталось считанное количество. Некоторые даже считают что эта раса всего навсего миф. А последние четыре часа подтверждают ваше ничтожество.
- Ничтожество? Нацепили золотые маски на предателей и провозгласили их кудесниками бога!? Кто бы мог подумать, что вы настолько сгнили, дабы одурманить разум золотыми монетами и гнилыми лазуритами? Лицемеры проклятые, - магистр плюнул прямо в лицо старцу. Двое молодых охранников быстро спохватились за свои мечи, но вынимать из ножен не стали. Священник стёр с лица слюну и продолжил свою речь.
- И тем ни менее, вы проиграли войну. И ученики твою надежду не оправдали. Ваш век прошёл. Я не буду больше тебя уговаривать, ведь ты разумный человек. В следующий раз, сам скажешь мне «да».
Инквизитор повернулся и вышел из комнаты, громко хлопнув тяжелой тисовой дверью...

***


Звук в сто крат умножился в голове и мастер вновь, в судорожной схватке с собственным телом, старался свести потери в благоразумности к минимуму. Он уже использовал сотни защитных чар, заклинал огонь и воду, но ничто не могло помочь. Силы иссякали, а разум мутнел. Это был его последний шанс. И если не поможет – он сойдёт с ума. Эльф разжал голову, которую уже несколько часов сдавливал руками, и кое-как встал на ноги.
- Последний рывок, - сказал сам себе, согнулся пополам и со всего разбегу врезался макушкой в металлическую дверь камеры. И вновь оказался на полу. Голоса больше не тревожили – он потерял сознание. Это как сон. Место, в котором нет ни мучений, ни испытаний, ни инквизиции, ни войны. Пусть даже это всего на всего иллюзия, пусть это всего на всего сон…

***


За окном уже давно стемнело, но вошедший в комнату человек об отдыхе даже не помышлял. Он то и дело прохаживался по комнате, шелестя своей тёмно синей мантией, пару раз заглядывал в карту, расположенную на столе, и наконец, устав ждать, вынул из под складок одеяния небольшую трубку и закурил.
Этот век человечество запомнит навсегда, в любом случае. Проиграют они, или же выиграют – значения не имело. И если великие решили их оставить в такой трудный час, значит так и надо. Простая логика.
Посланник выпустил пару колец дыма и уставился на маленькую черную точку на стене. Несомненно, это была тень, да вот только тень пустоты. Маг не сводил с неё глаз – тень начинала меняться. Медленно вырастали маленькие ручки и ножки, появились очертания мантии и можно было даже разглядеть лицо. Пятно то увеличивалось, то уменьшалось. Наконец оно приобрело силуэт эльфа.
- Помоги мне, - пронёсся по комнате далёкий призрачный голос.
Человек отложил трубку и зашептал непонятные слова. Его кулаки сжались, он весь напрягся. Пятно на мгновение исчезло, а затем… затем из воздуха показался призрак - душа - Элеглин…
- Бред какой-то, - вылетело у Эльфа.
- Иного выхода не было, как я полагаю?
- Ты бы знал что они со мной делают.
- А чего ж мне не знать? Взял, да и разбил себе голову! А говорят ещё: «эльфы мудры!». Неужто это мудрость – рисковать своей бессмертной жизнью? – кажется незнакомца эта ситуация изрядно веселила.
- Самое простое решение является самым верным.
- Эх, друг мой. Ты говоришь как философ, а не мудрец, - заключил посланник, выпустив несколько ровных колец дыма. После чего продолжил, - надежда есть. Не все твои ученики оказались столь алчными как мы думали. Двое из них прибыли сюда, на Корулат, и предупредили меня об измене.
- С ними всё в порядке? – перебил Элеглин.
- Ещё одно качество, которое мне нравится! Сам на волосок от гибели, но заботишься о чужой занозе. Ну, полагаю, с ними всё в порядке.
- Хоть одна хорошая новость.
- И не последняя! Совет детально продумал ваше спасение.
- Надеюсь они знают что делают. В городе оружия не так много…
И правда. Корулат был искусственно созданным городом. В нём встречались представители важнейших сословий. Четыре квадратных километра занимали несколько гостинец и один громадный замок, в котором проводились важнейшие переговоры. Город охраняли элитные воины и маги, тренированные в различных частях света, составляя небольшую армию. Однако ни стены и элитные воины делали город неприступным - Корулат имел статус неприкосновенности. Его даровал сам папа, как всегда, провозгласив волей божьей. Это было очень удобно спрятаться буквально под носом врага, здесь магов никто не тронет. Конечно же, поэтому оружия в нём и было мало. Кто захочет напасть на благословенную обитель? Только безумец…
Незнакомец удивился.
- Оружия? И как ты себе это представляешь? Сильнейшие магистры трёх орденов врываются в Кореллию верхом на драконах, круша всё подряд и спасая своих глав?
В комнате воцарилась тишина. Человек нарушил её первым.
- Мы дадим вам амулеты великих. Их силы должно хватить. К сожалению, каждому их вручить не удастся, поэтому все окажутся у тебя. Мастер тёмных на уровень ниже, - человек ткнул пальцем в квадрат на карте, лежащей на столе, - если там не будет, узнаешь у охранников, где он находится…
Слова были произнесены с таким тоном, что любому стало бы понятно - «узнаешь» имеется «выпытаешь».
- Вместе с ним освободите Элиот. К сожалению, о её точном местоположении нам ничего не известно, но её пока не допрашивали. А это уже наводит на некоторые мысли. Возможно она будет, - рука начала быстро бегать по карте, - здесь…
- Ещё ниже? Сколько же уровней у темницы?
- Поверь – много. Говорят, что до самых нижних даже воздух не доходит. - посланник отошёл от стола и одарил взором комнату, - После прибудете сюда. Именно в этот кабинет. Только помните, та сила, которую мы заключили в амулеты, не безгранична. Но её должно хватить что бы вы телепортировались без адептов.
- Спасибо…
- Я не закончил, - прервал незнакомец, - вы сможете телепортироваться, если амулеты будут полностью заряжены. Разумеется, незначительная часть энергии уйдёт что бы сломать психологический барьер ренегатов и обезопасить вас в случае прямого нападения. И что бы затратить как можно меньше энергии, вы, все трое, должны телепортироваться вместе, с самой высокой точки этого храма.
- Из кабинета кардинала…
- Именно, - человек с улыбкой на лице протянул три невзрачных на вид деревяшки с веревочками, - удачи.

***


Элеглин очнулся в своей тёмной и сырой камере.
Было похоже на сон. Но голоса его больше не сводили с ума, а в руке лежали три амулета, некогда принадлежащие великим.

***


- Если так и дальше будет продолжаться, не видать мне головы Гионвира, - размышлял Кардинал.
Он сидел за массивным дубовым столом в окружении генералов. Каждый из них перечил своё, и видимо договориться о чём-либо, уже было невозможно. Настроение сегодня было отвратительное. Мало того, что исчезли двое учеников Элеглина, так и гонца, которого он отослал пару дней назад к папе с прошением ввода войск на Корулат, растормошили степные бандиты. А сегодня горе-курьер пришёл лизать пятки! Ну ничего, его голова стала прекрасным украшением коллекции. Кардинал лично распорядился насадить её на штык, прямо перед главными городскими воротами.
Священнослужитель вновь посмотрел на своих генералов. Кажется без его помощи они явно не обойдутся. Пока куча старых вояк разбирались между собой, отец достал перо и начал медленно осматривать громадную карту.
- Вот он…
Корулат был правильным зелёненьким квадратом. От Кореллии полдня пути - не так и много. Значит, маги не смогут как следует подготовиться к бою. Кардинал понимал, что хоть с чего-то, а начать то следует. И он провёл прямую чернильную линию – от столицы, до провинции.
- Сделай шаг, и пройдёшь милю, - пронеслось в голове.
После начал осматривать местность. Город был как раз между двух гор. Поэтому необходимо напасть с двух сторон. Ведь при штурме одной стороны враг может выбраться через другую. Обход займёт две недели… столько времени у них точно нет. Кардинал задумчиво кусал кончик пера, как один из генералов заметил его раздумья. Вояка посмотрел на линию, пересекающую равнину.
- Отец, мы не сможем напасть на Корулат без согласия папы. Нужно искать в других местах.
- Нет, сын мой, - задумчиво произнёс кардинал, - они все там. Я это знаю.
- Но сделать мы ничего не можем…
- Ничего, - подтвердил кардинал. Неужели этот вечер будет прожит зря? Ну должен же быть хоть какой-то выход! Его святое превосходительство само одобрило план. Жалкий клочёк нужен лишь для этого тупого скота, коих тут принято звать людьми.
Генерал уже повернулся спиной, как священнослужитель его окликнул.
- А у вас есть… ну хоть какой-то документ от папы?
Спор сразу же затих. Все стратеги уставились своими поросячими глазками на кардинала.
- Есть… есть грамота о назначении Корелли столицей именем его присвято…
- Этого хватит.
Кардинал улыбаясь достал лоток и чернила.
- Несите её.

***


- Матрито эхилас!
Ударная волна буквально сбила стражей с ног. Коридор и без них был уже наполнен трупами, но кажется один каким-то образом выжил. Элиот шустро к нему подбежала, узнала путь до кабинета кардинала и, щелкнув пальцами, заставила позвоночник бедняги сломаться. Кто бы мог подумать, что очаровательная блондинка способна, на такое? Элеглин точно мог.
- Идёмте в холл! Я лично прикончу учеников. Всех до единого, - горел от ненависти Тёмный.
- Нет, если мы «прикончим» сейчас, потом энергии не останется. И «прикончат» тогда нас, - парировала Элиот.
- Верно, - согласился Элеглин, - на Корулат прибыл совет. Полагаю, у них есть план.
- И снова… Я бы даже сказал, «как всегда» выбора у нас нет, - вздохнул мастер Тьмы и последовал за светловолосой эльфийкой.

***


Дверь кабинета распахнулась и в комнату вбежал молодой юноша в залатанной белой мантии. Его лицо выражало гнев, озабоченность и страх…
- Отец, - трясясь упал он на колени, целуя перстень на левой руке кардинала, - пленники… они… они…
- Спокойнее, сын мой, - безмятежно вымолвил священник, хоть и в душе был готов отрубить малявке голову, если тот вымолвит хоть ещё одно слово.
- Отец, - повторил послушник, сглотнул слюну и продолжил речь, - маги… они… они…
- Ну давай уже, говори быстрее!
- Сбежали…
Глаза у кардинала если на лоб и не вылезли, то до переносицы точно дотянулись.
- Пресвятая богородица, - завопил кардинал, - что за день сегодня такой? Да как ОНИ могли сбежать? Три сотни ренегатов оказалось недостаточно?! Ничего без меня не могут, - рявкнул он на мальца, что тот чуть ни согнулся калачиком на полу.
- И они, идут сюда…
Казалось, сердце инквизитора сейчас выпрыгнет. Они идут сюда… зачем? Единственное объяснение – по его душу. Нужно срочно выбираться. Священнослужитель подошёл к огромным викторианским застеклённым дверям, вышел на балкон и осмотрелся. На площади было множество ренегатов. Наверняка они почувствовали всплеск, как говорили магистры, «силы» и поспешили к главному храму. Хотя если один раз упустили, значит и второй могут.
Монах осмотрелся ещё раз, в поисках надежды на спасение. Рядом с балконом висели огромные полотнища со знаменем Ватикана. Выбирать не приходилось. Старик вцепился костлявыми руками в тяжёлую матерчатую ткань и медленно стал спускаться.
Когда кардинал оказался на земле, прочие члены военного совета последовали примеру и так же начали спускаться по полотнищам. Сверху раздался лязг – заключенные решили не просто открыть дверь, а разнести её в щепки. Оставшиеся на балконе вояки в панике схватились за знамя, и то, не выдержав туши, разорвалось. Они все упали. Тяжёлые доспехи только усилили удар. Вот она – цена свободы. Они не выжили. Кардинал был счастлив.

* * *


Приход в кабинет кардинала был сопровождён разорвавшейся, от магии Тёмного, двери. Первым вошёл Элеглин.
- Кажется… никого нет.
На столе были разложены чернила, карта. Стулья подпирали громоздкие щиты. В комнате было тихо, но мрачно - все шторы были задёрнуты. Ощущение что верховный инквизитор с генералами на секунду вышли и вот вот вернутся.
С другой стороны самых больших алых занавесок раздался крик, словно кого-то спихнули с двадцатиметровой высоты. Элиот выбежала на балкон. Долю секунды ничего не было слышно, а после…раздался взрыв и тело эльфийки отбросило назад в комнату, как тряпичную куклу. Элеглин рванул к ней и тут же был накрыт невидимой волной, идущей через открытую дверь. Он не мог пошевелиться.
Тёмный вскинул руки. Непонятно откуда задул сильный ветер и тела двух мастеров сместились от линии поражения. С ними ничего не случилось, инквизиторы хотели схватить, а не убить. Элиот с Элеглином, чуть шатаясь, встали на ноги.
- Там ренегаты, - на выдохах сказала светловолосая эльфийка, - сотня… может две.
- Нашей силы не хватит! – возмутился Тёмный, - половина ушла на поглощение удара, и как мы теперь телепортируемся?
- Выше идти некуда, - произнёс Элеглин, - нужно пытаться отсюда, со всем имеющимся.
- Дайте руки, - потребовала блондинка, - мы сможем стать адептами друг для друга. Я веду, вы поддерживаете. Будем не по отдельности, а вместе.
Трое магистров взялись за руки и закрыли глаза.
- Надеюсь, ты знаешь что дела…
Но договорить Тёмному не дали. Их тела зажало и тут же отпустило пространство. Через секунду они были уже далеко от кардинала, хорошему настроению которого, предстояло потерпеть трёхкратное фиаско.

Сохраненные баллы: - 2
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элементалист
сообщение 25.8.2009, 22:27
Сообщение #8


Ах как хочется ворваться, ах как хочется вернуться в Арканум
Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 943
Регистрация: 1.4.2008
Из: Калгари, Канада
Пользователь №: 2 421



Конкурс Фэнтези-Очерков: "Маска Старости"


ИзображениеАвтор: Элементалист | ГОЛОСОВ: 4, 8 место


Раздалась вспышка, и из-под накидки на фотоаппарат выполз тонкий, белесый дымок, который тут же растаял в воздухе.
Прюденс улыбнулась и сказала:
- Я думаю, что фотография выйдет отличной. Вы прекрасно смотритесь вместе. Молодой человек, который сидел напротив, вместе со своей дамой, тоже улыбнулся и встал.
- Великолепно! Когда мы сможем забрать фотографию?
Прюденс, машинально складывая накидку на аппарат, задумалась:
- Наверное, на следующей неделе... Завтра у меня встреча с мадам Хадсон... Вы же знаете ее? А в субботу...
- А в субботу уезжаем мы... – перебил мужчина, - но ничего. Будет время выбрать рамку.
Он еще раз улыбнулся, и помог своей даме встать с декоративного стула.
- До встречи, - мужчина попрощался с Прюденс, и открыв темную дверь, вышел.
Прю вздохнула и сложив тяжелый агрегат, отставила его к стене.
Вечеринка уже подходила к концу, но хозяйка особняка – мадам Грэй, собиралась продолжить ее еще и завтра. Вдова Грэй имела прекрасный, хотя и потертый временем особняк, который стоял отдали от всех домов, сохраняя тем самым свою индивидуальность.
Прюденс Уолтер, амбициозная, и конечно же, весьма симпатичная девушка двадцати пяти лет, работала здесь фотографом. Работа эта не приносила больших денег, зато сводила с нужными людьми, что тоже было весьма полезно.

***

Вестибюль был все еще переполнен. Ковер откатили к стене, а на голом, блестящем паркете устроили танцы. Чуть поодаль стояло фортепьяно, и пианист играл какую-то плавную, грустную мелодию, которая, очевидно, должна была закончить вечер. Возле него стояло несколько мягких кресел и диван, в которых величественно восседали пожилые дамы, примерно возраста мадам Грэй, и о чем-то оживленно беседовали, поглядывая на танцоров.
Прюденс подошла к напольному зеркалу, и тщательно себя осмотрев, поправила волосы и черное боа, пушистой лентой лежащее на плечах. Темно-синее платье обтягивало молодую фигуру, а в глубоком вырезе крылась высокая грудь. Каштановые волосы были острижены по модному тогда «каре», и красиво подчеркивало карие глаза.
- Может присядете?
Две пожилых дамы улыбнулись Прю, и указали на соседний диван. Прюденс поприветствовала их, но садиться не спешила, не зная как отказаться.
- Может потанцуем, леди? Я бы очень хотел разделить с вами этот последний танец, - высокий светловолосый мужчина в черном фраке подошел к девушке, подавая руку. Прю тонко улыбнулась, и пошла в танец, даже не обернувшись на старух. Пожилые дамы провели их длинным, злым взглядом, и встали с кресел.

- Если ты была бы девочкой,
А я был бы мальчиком -
Если было бы так...
Мы были ими, мы были иными...
Я дарил цветы, а ты мне свои поцелуи.


Пианист запел. Он имел красивый, глубокий баритон, и плавная мелодия фортепьяно усиливала впечатление от голоса.
- Меня зовут Лукан, - тихо сказал мужчина Прюденс, покачиваясь в танце вместе с ней, - а вас?
Его рука скользнула чуть ниже талии.
- Прю... Меня зовут Прю, - просто сказала девушка, наслаждаясь танцем.
Рука Лукана скользнула еще ниже. –
- Как вы считаете, может мы проведем вечер... а возможно и ночь в другом месте?
Он снова улыбнулся, но в этой улыбке уже не чувствовалось прежней скованности.
Прюденс тихо вздохнула.
- Да, я бы...
- Прюденс, дорогая!
Громкий голос раздался за спиной у танцующих. Прю повернулась. Лукан тут же отпустил ее.
- Прюденс, дорогая! Ты снова здесь! Как же хорошо, что я тебя сегодня встретила!
Голос дамы был гулким и сочным. Это была крепкая старуха, c тяжелой челюстью и темными, похожими на маслины, глазами. Черные волосы блестели и были тщательно уложены. Они выглядели неестественными, и казалось, что это парик.
- Мадам Хадсон... Приятно видеть вас здесь, - выдавила из себя Прюденс.
Старуха улыбнулась.
- Твой день закончился? Ты уже свободна? – поинтересовалась она.
- Да... То есть, нет, но...
- Отлично! – обрадовалась старуха, поправляя свое темное платье, - надеюсь у тебя нет никаких планов на этот вечер? Я хотела бы перенести нашу встречу с пятницы на сегодня. Ты не против, милая?
Прю замялась.
- Вообще-то нет, но...
Она кивнула на Лукана, но тот куда-то исчез.
- Вот и чудно! – воодушевилась мадам Хадсон, - тогда пойдем?
С этими словами она пошла вперед, немного кренясь вперед. Прю ничего не оставалось делать, как пойти за ней.

***

Улица была наполнена летней вечерней тишиной и теплом. Деревья тихо покачивались в такт ветру, будто кто-то незримо дирижировал ими.
Лишь за пятьдесят метров от дома мадам Грэй начинались другие дома, а до этого улицей тянулись только деревья и кусты.
- Красиво, правда? – прервала молчание Прюденс.
Старуха ничего не ответила, и лишь неопределенно кивнула головой, щурясь на закатное солнце как сытый кот. Но кроме беззаботной маски, в ней также угадывалось какое-то напряжение.
- Мы скоро придем, милая, - проговорила мадам Хадсон через несколько минут, - только давай присядем. А то мне как-то не по себе после всех этих хождений.
- Да, конечно же, - ответила Прю, озабоченно поглядывая на женщину. Садясь на скамейку, мадам Хадсон уловила этот взгляд Прюденс.
- Не беспокойся, дорогая. Со мной ничего не случится, - стараясь быть веселой, произнесла она, нервно покручивая браслет на полной руке.
Прюденс в ответ лишь улыбнулась, поглядывая на небо.
- Я очень хочу, чтобы ты увидела то, что я тебе приготовила. Я думаю – тебе будет интересно это увидеть.

***

Квартира мадам Хадсон находилась на втором этаже большого дома. Раньше здесь был магазин, но он разорился, и здание стало жилым.
В квартире было невероятно жарко и душно. Окна – наглухо задрапированы тяжелыми занавесями, с длинными, пыльными кистями. Комната напоминала салон предсказаний. В углу было расставлено несколько коричневых кресел, а на книжном столике возле его стояло множество бутылочек с лекарствами и чашка с водой. Серый палас полностью покрывал пол, но в центре были видны пропаленные дырки, будто о ковер тушили сигары.
Прюденс с интересом осмотрелась. Она была здесь впервые со дня знакомства с мадам Хадсон. В прошлом, ее мать была хорошей подругой мадам, и маленькая Прю частенько просилась гости, но ее не брали. После смерти матери, мадам Хадсон на долгие годы куда-то исчезла из жизни Прюденс, и таинственным образом объявилась буквально два месяца назад, на вечернем чаепитии у мадам Грэй.
- Присаживайся, милочка, - произнесла мадам Хадсон, указывая на угол с креслами, - а я пока принесу чай.
Она еще раз улыбнулась Прю, и нервно дернув плечом, забрала свои лекарства и вышла в соседнюю дверь.

***

- Еще сахару?
- Нет... Нет, спасибо. Так что же вы хотели мне показать? Вы упоминали какой-то антиквариат?
У Прюденс закружилась голова. Глаза начало застилать туманом. На языке остался ужасный привкус чая – беловато-бежевого, с резким запахом и вкусом...
- Да-да, милая. Сейчас, минуточку.
Грузная старуха встала.
- Это и есть антиквариат... Почти что антиквариат...
Она подошла к другому столу, который находился возле зашторенных окон. На нем, под серой тканью угадывалось что-то плоское. Мадам Хадсон рывком сняла покрывало. На серебряном подносе, который был скорее всего железной, посеребренной подделкой, лежала крупная тарель. Она была фарфоровой, цвета слоновой кости, с несколькими большими, черными знаками. Один изображал треугольник, с трапецией посередине. Второй – четырех конечную звезду, с тремя линиями внутри. В центре тарели смутно угадывалось чье-то лицо, нарисованное казалось свежей, черной краской.
- Хех, вот и оно, - прокряхтела старуха, - очень красивая и древняя тарель. Только не надо подходить, я сама ее принесу.
Прю с трудом встала с кресла. Перед глазами все плыло, а ноги налились свинцовой тяжестью. Тошнило. Но казалось, мадам Хадсон совершенно этого не замечала.
- Вы знаете, мне... Мне... мне... что-то нездоровится... - голос Прюденс был сухим как наждак.
- Ничего-ничего, дорогая. Только взгляни на это, - высокий лоб Хадсон покрылся испариной, а руки дрожали. В голосе слышались истерические нотки. Она взяла Прюденс за плечи и поднесла к ее глазам тарель.
Казалось, девушку вырвет. Глаза страшно болели. Кожа на лице побледнела.
- Призываю тебя... Прийди ко мне... Давай... - словно заклинание шептала старуха, крепко держа Прю, которая впрочем и не могла пошевелиться.
Тело девушки содрогнулось в спазме, да так, что мадам Хадсон не смогла ее удержать. Руки забились в судорогах. Внезапно все стихло. Старуха, которая тоже дрожала, склонив голову, медленно отошла назад. Глаза с напряжением наблюдали за неподвижным телом девушки.
Тело пошевелилось. Перевернувшись на бок, Прю грациозно вскочила. В ее движениях появилось что-то кошачье - неуловимое, красивое и опасное.
- Ты призвала меня, - голос Прю был холоден, - и выполнила свое обещание... Что-же...
Старуха быстро подняла голову.
- Лиллит! За столько времени это получилось!
Мадм Хадсон рывком сняла с головы парик. Под ним оказались редкие седые волосы, впереди образовавшие высокие залысины.
- Сделай меня... Сделай меня такой, как она! Как ты!
Демоница скривилась.
- Как же ты никчемна. Как же никчемны твои желания... Ты действительно поверила мне...? Ну что же...
Лиллит повела рукой. Мадам Хадсон тяжело дыша, склонилась перед демоницей. Широкое темное платье старухи висело как балахон. Седые волосы поползли вниз, увеличиваясь на глазах и приобретая иссиня-черный цвет. Мадам Хадсон было не узнать. Вместо старухи стояла молодая девушка, с роскошными черными локонами, и слегка раскосыми темными глазами.
- Молодость, красота...! Здоровье и привлекательность! За это я и готова была продать душу!!!
- Ты ее уже продала, - надменно возразила демоница, - продала, когда отдала эту девушку. И тем самым предала ее мать, которая взяла из тебя клятву этого не делать... Перед своей смертью...
Лиллит расхохоталась.
- И теперь ты трижды грешница... Ты призвала меня, убила ее и отдала то, без чего ворота Рая навсегда для тебя заперты!
Мадам Хадсон немо уставилась на Лиллит.
- Ты... Ты все знаешь...
- Да, о тебе я знаю все. Ты ошибалась, когда думала, что из-под земли ничего не видно... Даже сквозь огонь адских мук я все видела и знала... Знала все твои метания, все твои мольбы и все болезни. Знала и о том, как ты собиралась меня изгнать обратно. Но знала ли ты, что при этом ее дочь умрет? Старость - всего лишь маска. Ее можно сорвать... А можно и одеть снова.
Мадам Хадсон опустилась на колени.
- Не делай этого... Умоляю тебя! - тихо просила она.
Лиллит склонилась над ней, и схватив за плечи, подняла ее вверх. Демоница обладала нечеловеческой силой, и швырнув тело Хадсон через всю комнату, грубо гоготнула. Молодое тело буквально почернело. Руки покрывались пятнами, и волосы выпали, обнажив голый череп. Кожа возле глаз лопнула. Темное платье загорелось. Лиллит переступила через тело, и открыв дверь, вышла. Огонь переметнулся на занавески, и вскоре запылала вся квартира.

Сохраненные баллы: - 3
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 19.8.2022, 14:36

Группа Арканум Клуба В Контакте

арканум