Арканум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Предыстория: Фридрих Веритас
Geoffrey Tarellond-Ashe
сообщение 2.4.2009, 19:16
Сообщение #1


Я эльфийка! >_<
Group Icon

Группа: Свои
Сообщений: 550
Регистрация: 16.11.2008
Из: Каладон
Пользователь №: 2 922



Июль 25, 1891, 7:21

То было утро двадцать пятого, жаркого лета месяца июля. Над равниной взошло солнце, и его лучи осветили весь мир. Небо было безупречно синим, безупречно чистым. Если Боги и существовали, то сегодня, наблюдая за этим чудесным утром, они кричали от восторга и гордости за работу, которую они проделали, сотворяя этот мир. Но они бы заплакали от горя и стыда, если бы их взгляд устремился на землю. Выжженную землю, по которой текли реки крови.
- Трое Слепых Богов, помогите мне! - вскричал Фридрих, обрушивая боевой топор на голову дернхольмского солдата. Ему не хватило силы, чтобы пробить шлем у того на голове, но от удара тот обмяк, его рука, удерживающая щит, опустилась, и он начал оседать на землю. Воспользовавшись этим, Фридрих повторил ударил, на сей раз метя в лицо. Никаких шансов выжить после такого удара у противника точно не было. Но замешкавшись, Фридрих чуть не пропустил удара другого врага, лишь чудом успел поднять руку и выставить свой собственный щит - то определенно была помощь, о которой он просил. Божественная.
Откуда сбоку возникло копье и насквозь пробило врага, спасая жизнь ошеломленном Фридриху. То было копье солдата, тоже дернхольмского. Но на этот раз - друга.
"Какая ирония…" - подумал Фридрих. Дерхнольмцы сражаются с дернхольмцами, брат идет против брата, сын против отца и отец против сына. Они идут, размахивая ружьями и пистолетами, мечами и цепами, секирами, пиками, булавами и обычными вилами. Идут, бешено вращая глазами, брызгая слюной и изрыгая проклятия. Летят арбалетные болты и пули, застревающие в кишках у солдат, обрекая их на долгую и мучительную смерть. Летят пушечные ядра, летят отрубленные руки и головы, летят просто куски мяса разорванных на части людей, эльфов, дворфов. Дураки погибают. Все погибают. Как это все бессмысленно, как глупо и страшно. Любая война нелепа и греховна, но верхом абсурда и человеческого уродства является война гражданская.
- Не зевай, арленда! - рявкнул Сайлс Черный, бросая пику и вынимая меч. - Не зевай, ибо я клянусь всем нашим пантеоном, всеми этими затрахаными козлами там на небесах, что если ты, пся мать, зевнешь, я тебя прикончу собственноручно!
И глупее всего был он сам, ушедший столь далеко от дома, от милого его сердцу Каладона и воевавший сейчас здесь, на чужой войне, за чужие идеалы. Что он здесь забыл? Шел третий год Гражданской Войны в Камбрии. Слухи ходили по Дернхольму уже достаточно долго, но король Претор оказался слишком глуп, чтобы отнестись к ним серьезно. И он отреагировал только тогда, когда жители столицы штурмом пошли на замок, с именем Максимиллиана на устах. Старший брат вернулся, чтобы забрать свой трон. А Лиана дель Пар собрала для него армию. Претор спасся тогда, уйдя из замка по тайному ходу не забыв прихватить с собой казну. Оставались еще в стране люди, готовые сражаться за идеалы старого порядка - нет технологии, нет трусам, бегущим от честного боя лицом к лицу. А тех, кому на идеалы было наплевать, купило золотом. Таких, как Фридрих. Один из солдат Претора по правую руку от Фридриха упал, не успев даже вскрикнуть - кинжал вошел ему в горло. Каладонец посмотрел туда, откуда прилетел кинжал. Он удивился. Сама Лиана, верный генерал Максимиллиана, участвовала в битве лично. Сейчас на ее лице была непонятная улыбка, а рука нашаривала другой кинжал. Но метнуть его она не успела - арбалетный болт вошел ей в плечо, она вскрикнула и упала. Ее солдаты тут же оттащили ее за свои позиции, строй дрогнул и враг побежал.- Бегут, черти! Бей их, кто в законного короля верит! - закричал, воодушевляя своих людей сержант Сайлс. В спины вражьих солдат полетели стрелы. Это сражение было выиграно.

Октябрь 8, 1893, 11:46

Солнце стояло высоко в небе, но оно не согревало. Здесь, высоко в горах, солнце было холодным и безразличным ко всему, а уж паче того - к восьмерым людям, пробиравшимся среди горных вершин. Одним из них был Фридрих.
- Мы уже достаточно долго блуждаем по горам, лейтенант. Как вы думаете, мы сможем выйти к Перевалу Горгота? Существует ли он вообще?
Каладонец снял поясную фляжку и отхлебнул, а затем долго смотрел, прищурившись, на солнце.
- Трудно сказать, ваше величество, сможем ли мы найти этот перевал. Но то, что он существует, я вам гарантирую. То, что он забыт всеми и через него не проходят торговые пути сыграет нам только на руку - Максимиллиан навряд ли станет искать нас там. А даже если и догадается, что мы пошли через него, то не рискнет двинуться армией следом - Арленд сможет расценить это, как интервенцию.
В холодном октябре одна тысяча восемьсот девяносто третьего восемь человек это было все, что осталось от некогда могущественного Дерхнольма Старого Порядка, от огромной армии Претора, включая его самого. Когда Лиана, самый одаренный, талантливый и удачный полководец в армии Максимиллиана умерла от казалось бы не слишком опасного ранения в руку, в стане Претора возликовали - победа казалась все ближе. Но солдаты Максимиллиана словно были спущены с цепи, они дрались, как демоны, и били армию Претора в самых неожиданных местах. Они отходили, терпя поражение за поражением, люди гибли. Гибли командиры, а на их места ставили новых. За четыре года, прошедших с того момента, когда Фридрих польстился на королевское золото, его возвели в капралы, а затем - в сержанты. Все его друзья и боевые товарищи умерли, умер сержант Сайл Черный, умерли и остальные. Постепенно он отучился сближаться с людьми, чтобы не так тяжело было переживать потерю кого-то из них в бою. Постепенно все они превратились для него подчиненных и командиров, бездушных убийцах.
"Не думай," - советовал Фридрих сам себе. Много думать на войне вредно для здоровья, потому что противник в таком случае обязательно сделает тебе мечом дырку в теле, через которые и улетучатся все тяжкие думы. Думать и приказывать - дело командиров, а его дело - исполнять. Но сейчас никого из командиров не осталось. Все умерли. В чине лейтенанта Фридрих оказался во главе всей армии Претора, законного короля Дерхнольмского. Жаль только, что армия эта насчитывала всего семь человек.
Когда последний из командиров умер, никто не объяснял Фридриху, что он должен делать. Они отступали уже несколько месяцев, войска Максимиллиана гнали их без устали, откусывая от них по кусочку. Некоторые бежали или сдавались противнику. В этом тоже был свой плюс - им становилось легче прятаться. Фридрих решил вести Претора и оставшихся в живых верных ему людей через легендарный перевал Горгота, в Каладон, где Максимиллиан не посмеет их тронуть.
Претор был мрачен. Шестеро других, которым как и Фридриху повезло выжить, также были не слишком многословны. Говорить было не о чем. Они заблудились в этих горах, и вскоре все они помрут от голода и жажды. Либо замерзнут насмерть. Либо сорвутся и разобьются о скалы, как это произошло с Джорджем Смелым, Виттегро и Джайлсом.
"Зато у нас будут роскошные, воистину королевские могилы," - усмехнулся Фридрих. В самом деле, мало таких королей, с могилы которых открывался столь прекрасный вид на заснеженные вершины.
Внезапно он заприметил что-то внизу. Неужели…
- Ваше величество!
Претор бросился к нему и посмотрел туда, куда указал его лейтенант.
- Перевал Горгота! - выдохнул он. - Значит, легенды не врали. Выходит, мы спасены!
- Да, - Фридрих облизнул губы. - Мы спасены.
Все заметно повеселели духом. У них появилась надежда. Фридрих один знал, что до этого Перевала, хотя они его и увидели, добраться им не суждено. У них просто не хватит воды и провизии.

На следующее утро он уходил в сторону Перевала. Он и Претор. Шестеро других остались лежать на склоне. Фридрих убил их всех, когда они уснули. Кинжал у него на поясе был до странного тяжел. Теперь у них было достаточно всего, и вдвоем они без труда преодолели перевал, оказавшись в процветающих землях Арленда.
- Ты правильно поступил, лейтенант, - уверенно произнес Претор на вечернем привале. Он и Фридрих поглощали пойманного каладонцем в близлежайшем лесу зайца, зажаренного на вертеле. - Правильно поступил. Эти люди знали, на что шли. А ситуация сложилась до отвратного ясной, из которой выхода было всего два - либо погибнуть там всем, либо выжить. Мы выбрали жизнь, потому что наша борьба не закончена. Мы соберем новую армию, - король-без-королевства похлопал по объемистому мешку, с которым никогда не расставался со времени начала их побега. В этом мешке, как знал Фридрих, было пятьдесят тысяч золотом. - Эти деньги купят нам армию. Мы обратимся к Королю Фараду, к правителям Островного Королевства и я уверен, нам не откажут. Вместе мы встанем против моего брата-предателя и склоним-таки его к повиновению. Эти люди дали нам возможность продолжать правое дело. Их имена не будут забыты.
Претор потрепал Веритаса по плечу.
- Вам следовало убить его, когда было возможность, - заметил он.
- Возможно, - ответил Претор и замолчал, задумавшись. Насколько бы изменился Претор, если бы вместо ссылки своего брата на Остров Отчаяния он бы убил его? - Но что сделано, то сделано, и прошлого не воротишь. Жить надо настоящим и будущим. Нам предстоит еще многое сделать.
Фридрих подумал о шести своих подчиненных, которым он перерезал глотки на том склоне. Подумал о Преторе, о Максимиллиане, о Лиане, о Камбрии. О мешке с пятьюдесятью тысячами золотом рядом с собой. О том, какие великие свершения им предстояло совершить. О многом подумал.
Думал также он и на следующее утро, глядя в безупречное лазурное небо и солнце, светившее над Арлендским Королевством. Думал, уходя в сторону Каладона с пятьюдесятью тысячами золотом. Над свежевырытой могилой Претора, законного короля Камбрии, возвышался деревянный крест.

Январь 17, 1894, 09:00

Они настигли его в Храме. Ударили быстро, торопливо, небрежно. Но Фридриху, несмотря на весь его боевой опыт, этого хватило. То были профессионалы.
Служитель Панарии, оказавшийся на свое несчастье возле каладонца, даже не успел издать удивленного возгласа, когда Фридрих получил удар в бок и мешок на голову. Тонкий кинжал другого человека прошел сквозь ткань его мантии ему в спину. Воистину, то были профессионалы.
Они сумели вывести его без лишнего шума и пыли. Улица, переулок, и вот они уже в каком-то темном подвале. Здесь, в этом подвале, Фридрих научился понимать, что человек, обладающий деньгами, непременно привлечет внимание Криминального Кольца Каладона. Он слышал кое-что об этих людях, читал заметки в газетах. Но все это не смогло его подготовить к тому, с чем он столкнулся лицом к лицу.
В комнате не было окон. Серые стены, деревянный пол, стул и стол - это была вся обстановка. За столом сидел человек в дорогом и красивом костюме - черные брюки, синяя рубашка, красный пиджак.
- Господин Веритас. Как бок? Не сильно беспокоит? - участливо поинтересовался он. Фридрих в ответ покачал головой. - Прекрасно, я очень этому рад. Нас бок тоже не беспокоит, чего нельзя сказать о пятидесяти тысячах золотом, обладателем которых вы являетесь. Я полагаю, вы знакомы с обычаями нашего города? Вы ведь выросли здесь. Каладон город добрых людей, и здесь принято делиться. Так у всех, даже у Воровского Подполья. Но у нас - совсем недорого.
- О какой… сумме идет речь?
Джентльмен за столом довольно улыбнулся.
- Вот видите, господин Веритас, вы разумный человек и с вами приятно иметь дело. Это деловой подход, и следуя ему, вы многого добьетесь в этой жизни. А ведь вы еще молоды. Сколько вам? Тридцать? Вы еще только начинаете жить. Уверен, что двадцать пять процентов - то есть всего каких-то двенадцать с половиной тысяч золотом еще вернуться к вам в этой жизни. А вот если вы сейчас умрете, то навряд ли вам пригодятся даже ваши пятьдесят или сто, если хотите. Подумайте об этом.
Фридрих подумал. Подумал о шестерых солдатах на том склоне, о войне, о Камбрии и Преторе. О Трех Слепых Богах. О том, сколько всего ему пришлось пережить.
- Х*й вам.
Джентльмен разочарованно откинулся на спинку стула.
- Очень жаль, господин Веритас. Я ошибся. Вы не настолько умны, как я думал. Ум обычно приходит с опытом, но вы своим опытом уже вряд ли сумеете воспользоваться. Что ж, прощайте. Не думаю, что еще когда-нибудь вас увижу. Наши особые специалисты по пыткам вытянут из вас всю информацию моментально, а затем сбросят ваш труп в море. Прощайте.
Он продержался семь дней. Ровно через неделю Криминальное Кольцо получило все его деньги, и им не пришлось сильно трудиться. Им даже не пришлось убивать его, они ограничились переломами. Когда кости срослись, его привели в ту же самую комнату. Казалось, она была из какой-то прошлой, неведомой жизни, давно позабытой. Тот же джентльмен смотрел на Фридриха с любопытством и интересом.
- А вы интересный человек, господин Фридрих, - заметил он наконец. Фридрих наверное смог бы достойно ему ответить, смог бы найти подходящие к случаю слова. Но челюсть пока не до конца зажила. Поэтому он ограничился утвердительным кивком.
- Понимаете, - продолжал джентльмен, - обычно, если Криминальное Кольцо хочет получить от человека информацию, а он ее не хочет предоставлять, мы управляемся буквально за несколько часов. Ведь в нашем распоряжении и пыточных дел мастера, и более… нетрадиционные специалисты, включая магов. Ну да что я вам рассказываю, вы сами все знаете и, так сказать, испытали на себе. - джентльмен тонко улыбнулся.
- Но вы продержались целую неделю. Необыкновенный и своеобразный случай, побивший все рекорды. Прошлый был поставлен дворфом, берсеркером, настоящии сорвиголовой. Бешеный был парень, говорю я вам. Он доставил нам хлопот, заняв камеру пыток на целых три дня. Пусть земля ему будет пухом. Но вы определенно заслуживаете внимания. Человек с вашими… способностями, мог бы нам пригодится. Скажите, вы владеете оружием?
Фридрих опять кивнул.
- Отлично, - джентльмен довольно побарабанил пальцами по столешнице. - Я спросил для приличия, потому что нам и без того известно ваше прошлое. У вас за плечами Камбрия, а это многое значит. Хотя я никогда бы до этого не поверил, что война так закаляет и меняет людей, но глядя на вас, я готов переменить свое мнение. Я предлагаю вам сотрудничество. Вам интересно это услышать?
Находясь в том своем маленьком персональном царстве боли Фридрих думал о многом. У него было для этого время. Что оставалось ему еще? Кричать. А когда срывался голос - только думать. О жизни, о смерти. О Трех Слепых Богах.
Он в третий раз утвердительно кивнул.

Январь 1, 1895, 00:35

- За то, чтобы этот год был не такой же паскудный, как предыдущий! - провозгласил Фридрих, поднимая стакан с вином. Его товарищ осклабился и поднял свой стакан:
- Ты и правда думаешь, что год был плохим, Фридрих? Полноте. Подумай о серебряных монетах, об их количестве, об их перезвоне и ты тотчас же пожелаешь, чтобы год был таким же щедрым.
Фридрих вынужден был согласиться. За прошедший с тех пор, как его завербовало Криминальное Кольцо Каладона год он заработал свыше ста пятидесяти тысяч золотом. В основном на убийствах, хотя были в числе его подвигов и некоторые хитроумные аферы и даже парочка вполне легальных дел.
- Джеффри, как ты относишься к замкам?
- Принципиально хорошо, мой друг! - ответил его напарник, глядя на него сквозь стакан. - А почему ты спросил?
- Мне тут приглянулся один чудесный замок. Он в не очень хорошем состоянии, но потратив немного денег на ремонт - он будет как новенький. Неподалеку от Эшбери. Что ты знаешь об Эшбери, Джеффри?
- Эшбэри, - его собеседник скривился. - Одно слово - старики. Скучные сельские люди и никакой толики развлечений. Хотя там есть одно занимательно кладбище, с ним связана та еще история… И какова же цена?
- Миллион золотых, - немгного помедлив, сказал каладонец.
- Миллион.
- Ну да. Это же замок, Джеффри. Подумай об этом.
- И это мне ты говоришь подумать? - маг фыркнул. - Запомни, напарник - среди нас двоих думаю тут я. Потому что когда начинаешь думать ты, это обычно плохо кончается. Так что, ты, значит, решил приобрести себе замок. А потом?
- Осесть. Тебе уже за сорок, да и меня жизнь состарила раньше времени. Лет десять мы возможно и будем продолжать безупречно выполнять свою работу, а потом что? Мы закончим на улице, я - уличным потрошителем кошельков, а ты - фокусником, развлекающим публику на рынке вытаскиванием монеток из ушей. Так что, ты в доле? Вдвоем мы накопили бы нужную сумму вдвое быстрее.
Джеффри задумался.
- Сколько у нас есть денег?
После общих подсчетов они выяснили, что их общие капиталы составляют шестьсот тридцать тысяч золотом. Шестьсот тридцать тысяч, и незнамо сколько это было в серебряных монетах, в которых партнеры из Криминального Кольца предпочитали держать свои капиталы. Держать в надежном месте.
- Ну что ж, неплохо! - заключил Фридрих.
- Это тебе неплохо, недоумок, - проворчал Джеффри. - Потому что ты, говоря про замок, как-то не заострял внимание на том, что из наших шестьсот тридцати тысяч пятьсот тысяч являются моими. Ладно, итого нам необходимо еще триста восемьдесят тысяч. Возможно. Очень даже возможно.
Он вновь задумался, развлекая себя подбрасыванием золотой монетки.
- Знаешь, у меня есть тут пара мыслишек. Отправишься к Джастину Хойту, у него есть для тебя работа в Таранте.
- Тарант, - Фридрих с отвращением поморщился. - Паршивый город, не люблю там работать. Еще и местное Воровское Подполье…
- Любишь, не любишь, это никого не интересует, - раздраженно ответил Джеффри. - Поедешь, и сделаешь все, как тебе велят. А кроме того, сделаешь еще кое-какое дело для меня. Это касается вот чего…
Закончив объяснения, он добавил:
- Когда прибудешь туда, отправь мне телеграмму. И держи связь. И да… Не пытайся меня надуть.
Вряд ли Фридрих обезумел бы когда-нибудь настолько, что решился бы надуть Джеффри Тареллонд-Эша.

В последние дни февраля Фридрих шел из "Рыдающей Луковицы", где он обычно обедал. Он сразу заметил за собой слежку, и завел преследователя в переулок где потише с тем, чтобы избавиться от него. Но там его застали еще несколько людей. Много людей.
"Стража," - Фридрих выругался про себя.
- Не утруждайте себя сопротивлением, господин Веритас, у нас нет намерений причинять вам вред. С вами хочет поговорить Его Высочество.
Если Веритас и был удивлен, то не подал виду.
Тайными ходами под покровом ночи его провели в королевский дворец, в рабочий кабинет, уставленный книжными шкафами. Чем-то он напоминал ту подвальную комнату, но с другой стороны, здесь все было иначе. На полу был красный паркет, стены завешаны красными шторами. Стол с затейливой резьбой и стул с мягким сиденьем и спинкой. У окна стоял довольно молодой человек. Когда ввели Фридриха, он повернулся.
- Рад видеть вас, мистер Фридрих. Вас наверняка интересует, зачем вы здесь. И наверняка негодуете по поводу того, что вас сюда доставили против вашей воли и желания. Но уверен, что это негодование пройдет, как только я объясню вам, в чем дело. Вы едете в Тарант, насколько я знаю. Я - принц Августо Фарад. И у меня есть для вас работа.
Лицо Фридриха не выражало никаких эмоций. Криминальное Кольцо не отказывается от работы.

Сообщение отредактировал Fiona El Tor - 3.4.2009, 0:31


--------------------
Доверившись судьбе, я как-нибудь проживу этот день.
Доверившись алкоголю, я как-нибудь проживу этот вечер.
И так, доверившись сознанию собственной незначительности, я проживу жизнь.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Geoffrey Tarellond-Ashe
сообщение 2.4.2009, 19:35
Сообщение #2


Я эльфийка! >_<
Group Icon

Группа: Свои
Сообщений: 550
Регистрация: 16.11.2008
Из: Каладон
Пользователь №: 2 922



[reserved]

Сообщение отредактировал Geoffrey Tarellond-Ashe - 2.4.2009, 20:39


--------------------
Доверившись судьбе, я как-нибудь проживу этот день.
Доверившись алкоголю, я как-нибудь проживу этот вечер.
И так, доверившись сознанию собственной незначительности, я проживу жизнь.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Geoffrey Tarellond-Ashe
сообщение 2.4.2009, 20:05
Сообщение #3


Я эльфийка! >_<
Group Icon

Группа: Свои
Сообщений: 550
Регистрация: 16.11.2008
Из: Каладон
Пользователь №: 2 922



[reserved]

Сообщение отредактировал Geoffrey Tarellond-Ashe - 2.4.2009, 20:38


--------------------
Доверившись судьбе, я как-нибудь проживу этот день.
Доверившись алкоголю, я как-нибудь проживу этот вечер.
И так, доверившись сознанию собственной незначительности, я проживу жизнь.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Geoffrey Tarellond-Ashe
сообщение 2.4.2009, 20:36
Сообщение #4


Я эльфийка! >_<
Group Icon

Группа: Свои
Сообщений: 550
Регистрация: 16.11.2008
Из: Каладон
Пользователь №: 2 922



[reserved]

Сообщение отредактировал Geoffrey Tarellond-Ashe - 2.4.2009, 20:37


--------------------
Доверившись судьбе, я как-нибудь проживу этот день.
Доверившись алкоголю, я как-нибудь проживу этот вечер.
И так, доверившись сознанию собственной незначительности, я проживу жизнь.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 20.8.2022, 7:11

Группа Арканум Клуба В Контакте

арканум