Арканум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> Правила форума — Мир Арканума

Arcanum: Of Streamworks and Magick Obscura — В рамках здравого смысла ограничьте флуд и офф-топ;
— Называйте темы понятно и конкретно;
— Если Вы хотите узнать, где можно скачать какой-либо файл, патч, мод или саму игру Arcanum: Of Streamworks and Magick Obscura, ознакомьтесь с нашей подборкой ссылок
Просьба: Голосуйте иногда в рейтингах на форуме/сайте (низ страницы — баннеры). Для чего это делать: пропаганда игры, ведь АРКАНУМ жил, жив и будет жить;
— Для двухстороннего общения пользуйте личные сообщения или мессенджеры.

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Ри "арканум: Остров Отчаяния", Новый проект МГ "Чёрная Маска" на апрель 2009
Гаррет
сообщение 10.2.2009, 14:32
Сообщение #1


Диггер
Group Icon

Группа: Дегустаторы
Сообщений: 37
Регистрация: 21.11.2007
Пользователь №: 1 936



Игровая вводная (скорее для затравки, нежели как серьёзный источник игровой информации):

"Наше повествование начинается с восьмидесятых годов девятнадцатого столетия, когда мир Арканума стоял на пороге глобальных перемен. Амбиции новорождённой культуры и бессильная злоба культур уходящих породили трагическое непонимание между цивилизациями. Мудрость предков всё чаще и чаще взывала к правителям многополярного мира, требуя разобраться в их же ошибках. Но пожарам войны не суждено было вспыхнуть: ответственные представители каждого из народов приняли единственно правильное решение, и 26 апреля 1881 года состоялись переговоры между представителями ведущих держав Арканума с целью раз и навсегда поставить точку в проблеме международных отношений. Представители Промышленного Совета из Объединённого Королевства и их свита, аристократическая элита Арленда, не потерявшие веру в светлое будущее патриоты Камбрии, гномы, эльфы и даже представители теневой жизни Арканума решали судьбы государств. И, как ни странно, все эти власть имущие господа в очередной раз доказали хаотичность ответственности. Не было начато войн, не было протянуто рук помощи бедствующим, и даже единственная призрачная надежда на возрождение Камбрии была получена путём неполитическим. Решений принято не было, но произошло нечто более важное – разряд эмоций и мнений, каждый увидел презираемого ранее оппонента воочию, каждый смог понять, что против него не строится глобальных заговоров и что будущее каждого государства в руках его собственного народа.
Ненависть сменилась надеждой.

Прошло лето, и семена, посеянные весной на Перевале Горгота, начали давать первые ростки: отгуляв праздник Святого Данте, Камбрия принялась за реформы под чутким руководством только что сформированного гражданского суда. В столице Арленда Каладоне состоялась пышная свадьба принца Аугусто Фарада и Арии Камбрийской, укрепившая отношения с Камбрией. Объединённое Королевство остановило экспансию в леса эльфов и горы гномов, занявшись собственными проблемами, и на Морбиханских равнинах начали появляться промышленные градообразующие заводы и фабрики, окружённые новыми поселениями. Мерцающий лес, оставшийся в безопасности, как и прежде ронял листья на соломенные крыши эльфийских домов, а в Серых горах король Рандвер сбросил путы скорби и занялся своими подданными.
Но насколько спокойным ни казался бы мир, в нём всегда есть место трагедиям пострашнее политических дрязг. Ровно год прошёл после событий на Перевале Горгота. Перевернулась страница летописи Арканума и неровные строчки чернил забегали по мелованной бумаге, выписывая равнодушным каллиграфическим почерком имена, события и судьбы.



Вырезка из газеты «Тарантианец». Фрагмент интервью с членом Промышленного Совета мистером Бебкоком:

«…- Господин Бебкок, насколько мы знаем, за последние полгода дела у Пром. Совета идут в гору за счёт выгодных капиталовложений в тяжёлую промышленность, вы строите заводы и фабрики, но не боитесь ли вы, ввиду недавних профсоюзных бунтов, что нехватка так называемой рабочей силы создаст вам определённые трудности?
- Отличный вопрос, господин Мур, вы как всегда зрите в корень, да. Что ж, с профсоюзами нам удалось договориться на выгодных условиях: мы предоставляем рабочим бесплатную землю и бесплатное временное жильё на этой земле в обмен на предложение работать вдали от цивилизации. Если они захотят остаться на своём рабочем месте надолго, то могут свободно создавать семью, строить новые личные жилища, одним словом, обживать новое место. В итоге у государства есть завод с рабочими, которые живут в собственном «промышленном городке» около этого завода и в свободное от работы время трудятся на благо своей семьи. Таким образом, к 1900-му году мы планируем создать семь посёлков городского типа с градообразующими предприятиями на территории Морбиханских равнин.
- Это прекрасная новость, мистер Бебкок! Скажите, а не собираетесь ли вы инвестировать заграничный бизнес?
- Нет, что вы, нам бы со своим разобраться. Единственное предприятие вне территорий Объединённого Королевства, которое мы задумали – это разведка полезных ископаемых на безлюдных или условно безлюдных территориях. Так, например, в ближайшее время мы отправляем экспедицию на Остров Отчаяния. Да, я знаю, что в это место веками свозили уголовников и политических заключённых, но в конце концов нужно отказываться от архаизмов и стереотипов. Мы – цивилизованное общество и можем позволить себе нормальные тюрьмы, а не столь варварское отношение, пусть даже к преступникам…»

Вырезка из газеты «Тарантианец». Фрагмент интервью с мистером Соломоном Дуном, счастливым обладателем нового двухмачтового корабля «Ария»:

«- Господин Дун, теперь уже капитан Дун, разрешите поздравить вас с удачным приобретением! Расскажите нашим читателям о своём корабле.
- О, это сказка! Я долго копил деньги, а как узнал, что в порту Чёрного Корня спущена на воду эта красавица, сразу же примчался из Каладона и купил её.
- Могу позавидовать вашему счастью. Расскажите о своей команде, вы ведь уже набрали её, не так ли?
- К сожалению, я пока не нашёл кандидатов, с которыми смогу отправиться в плавание, но я знаю, что в Камбрии достаточно опытных моряков, которые согласятся помогать мне. Я буду жить в каюте капитана на моём корабле до тех пор, пока не подберу подобающую команду.
- И куда же вы намерены отправиться? Расскажите о ваших планах.
- Ещё не решил. Возможно на Каттан, давно мечтал о солнечном пляже и экзотике, а возможно, куда-нибудь на север за приключениями. Говорят, самые отчаянные моряки плавают к ОстровуОтчаяния, может, и мне попытать удачи?...»

Отрывок из последней записи в дневнике, найденном в доме Дока Робертса на окраине Туманных Холмов:

«4 апреля 1882 года. Сегодня я покидаю свою страну ради великой цели, о которой не знал, но к которой неосознанно готовился всю свою жизнь. Возможно, уже на следующей неделе мне придётся задействовать все знания и весь свой опыт, который я успел накопить, но схватка с моим злейшим врагом – смертью - неизбежна. И я обязан одержать победу. Волонтёр из Мерцающего Леса с той же целью выехал в Эшбери и дожидается меня. Гэйлин уже, наверное, собрала вещи и медикаменты, у меня тоже мало времени, но я должен оставить информацию о нашей поездке на тот случай, если все мы потерпим поражение.
Несколько дней назад я получил письмо от гномьего короля Рандвера Громобоя с призывом о помощи: поселение заключённых на Острове Отчаяния остро нуждается в моих услугах. Я не буду распространяться насчёт тех слухов о том, что там творится, но, если всё это правда, я должен во что бы то ни стало отправиться к бедствующим и помочь. Окончательно мою решительность укрепило письмо из Кинтарры с подобными новостями, и ещё я узнал, что эльфы высылают своего волонтёра в помощь вашему покорному слуге. С нами отправляется моя знакомая травница и соседка Гэйлин, её познания в магии помогут нам.
Говорят, в тех краях начался сезон штормов…»

Сайт игры: http://lrgarcanum2.narod.ru/
Форум игры: http://arcanum.forum24.ru/
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Гаррет
сообщение 30.4.2009, 9:42
Сообщение #2


Диггер
Group Icon

Группа: Дегустаторы
Сообщений: 37
Регистрация: 21.11.2007
Пользователь №: 1 936



Арканум – мир компьютерной игры Arcanum Of Streamworks And Magic Obscura. Игры, не столь популярной, чтобы проводить по ней ролевые игры, но МГ оставляет надежду на глубокое знание и понимание мира игроками априори.


Это означает, что в одном городе сложно найти тридцать человек, знающих мир Арканума, чтобы играть в него в полевых условиях.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Гаррет
сообщение 30.4.2009, 10:03
Сообщение #3


Диггер
Group Icon

Группа: Дегустаторы
Сообщений: 37
Регистрация: 21.11.2007
Пользователь №: 1 936



Вот на этих загрузах мы строили основной сюжет игры:

"ДНЕВНИК ДОКА РОБЕРТСА"

"Наконец-то у меня выдался свободный день, и я могу описать те события, которые произошли со мной за пять дней пребывания на Остове Отчаяния среди бедняг, на которых свалилось огромное горе. В моём рассказе могут быть хронологические огрехи и неточности, так как за всё это время я крайне мало спал, находился в стрессовом состоянии и работал без отдыху, но основные моменты нашей работы я постараюсь описать как можно точнее, благо делал заметки в своём медицинском журнале.
Сразу оговорюсь: некоторые события и факты, которые я опишу, могут показаться плодом моего воображения, настолько невероятными они выглядят. Может и так, я, опытный врач и человек, многое повидавший на своём веку, часто не верил своим глазам, и, если бы весь этот ужас произошёл не со мной, я бы высмеял рассказчика.
Итак, хронология событий, произошедших со мной, Доком Робертсом, доктором из Туманных Холмов, в апреле месяце 1882 года.


День первый.
На корабле Эдварда Тича мы добирались до острова около суток. Капитан неплохо знал эти места, и ему удавалось совладать с непогодой, хотя он признался, что за годы плавания по восточному морю он очень редко проходил около острова. Нас высадили в шлюпке в двухстах метрах от берега, и мы попрощались с капитаном, условившись встретиться с ним здесь же через пять дней.
По указанной рыбацкой тропе мы двинулись вглубь острова. Стоит отметить, что земля эта крайне неприветлива и мрачна. Вопреки моим ожиданиям, я наблюдал высохшие коряги плавуна, всевозможные колючки и горы грязно-серого песка, больше похожего на размолотую вулканическую породу. Пока мы шли, деревья и всякого рода кустарник встретились нам всего несколько раз, да и то растительность выглядела удручающе. Лишь отдалившись от моря на пару километров, мы могли наблюдать хоть какое-то присутствие природы.
Лагерь заключённых находился в середине неряшливого парка (называю это парком, так как деревья там высажены явно искусственно – рядами и квадратами). На лагерь, а уж тем более на тюрьму это место похоже не было, скорее, небольшой хутор о десяти-пятнадцати домах. Честно признаться, меня немного озадачил вид этого поселения, оно было… убогим, что ли. Дома, или лучше назвать это хижинами, строились явно на скорую руку людьми, малопонимающими в архитектуре, и из подручных материалов. На некоторых из них виднелись следы частой починки, некоторые так и стояли покосившимися и дырявыми.
Нас встретили с огромным удивлением и подозрением. Люди выглядели усталыми, напуганными и затравленными. Мы пытались объяснить, что прибыли сюда по их же просьбе, но наши слова не были услышаны, и народ продолжал шептаться и бросать напуганные взгляды. Какая-то девочка лет семнадцати осмелилась подойти к нам и указала на большой дом, выглядевший солиднее других. Пока мы шли к нему, я успел разглядеть, что на дверях некоторых домов висят пучки чертополоха, а сами двери исписаны неясными символами, на площадке в центе поселения находилась большая яма с грудами пепла внутри и костями, которые, при внимательном рассмотрении, оказались человеческими.
В большом доме, как я и предполагал, живёт глава поселения – средних лет гном по имени Торвальд Двукаменный, от которого и получил письмо просивший меня о помощи Рандвер Громобой. Торвальд ещё больше запутал нас, заявив, что никаких посланий на континент не отправлял, хотя и намеревался это сделать. Этот вопрос так и остался неразрешённым, но я пообещал себе вспомнить о нём и разобраться.
Узнав, что мы пришли с помощью, Торвальд обрадовался и начал посвящать нас в суть проблемы. Как оказалось, это была целая трагедия. Началось всё около двадцати дней назад, когда появился первый заражённый. Тогда никто не придал этому особого значения; даже когда к вечеру Синеус Дерримор (именно так звали заболевшего карлика) скончался в страшных муках. В лагере случается, что кто-нибудь умирает, укушенный ядовитым зверем или съевший не то растение на обед; в этом же случае больной погиб по невыясненной причине. На следующий день странные симптомы начали проявляться у другого карлика по имени Тревор и у местного плотника, человека по имени Дюк. Карлик скончался в тот же вечер, человек держался тридцать часов с момента появления недомоганий и тоже умер. В следующие несколько дней от загадочной болезни лагерь потерял порядка семи жителей (к слову, все из них были людьми, не считая тех двух карликов), что составляло треть от всего населения лагеря. Тут уже забили тревогу, но на восьмой или девятый день начались «возвраты» (о них позже), и люди погибать перестали, хотя болели на этот раз почти все.
Выслушав рассказ Торвальда и приведя себя в порядок, мы отправились на осмотр. Больной был найден в соседнем доме. Им оказался некто Джонс, средних лет мужчина, человек. Беглый осмотр показал явную переутомлённость, будто бы он несколько часов занимался бегом, учащённый пульс (около 150-ти ударов сердца в минуту), покраснение кожи, высокая температура тела, обильное потоотделение и одышка. Я бы назвал эту совокупность симптомов тяжёлой стадией простуды при сильно ослабленном иммунитете, если бы не один факт – тяжёлый некроз мягких и хрящевых тканей. Грубо говоря, у Джонса отмирали некоторые части тела: уши, нос, кончики пальцев на руках и ногах, гениталии, образовывались пятна мёртвой ткани в области подмышек, в паху и на шее. За те два часа, что мы осматривали больного, одно из таких пятен явно увеличивалось, так как я несколько раз замерял его линейкой. Чёткого диагноза я поставить не смог. Гэйлин тоже не смогла дать вразумительного ответа. По её словам, симптомы больного похожи на странный вариант «магического тления», но никакой магии в теле больного она не обнаружила. К слову сказать, с магией у Гэйлин творилось что-то неладное, она жаловалась, что не может «пробиться к каналам», и ей помногу раз приходилось произносить формулу, чтобы добиться нужного результата. Но и его хватало, чтобы хоть как-то нас успокоить. Мы были уверены, что магия здесь не действует вообще - так нам удалось выяснить на континенте. Волонтёр тоже не смог дать вразумительного ответа. По его словам, он не может приготовить снадобье от болезни, причин которой он не знает. А лечить по симптомам он не станет, в чём я с ним согласился.
Кстати, об этом эльфе. Имени своего он называть не стал, объяснив это старой традицией: в годы странствий эльфы иногда избирают профессию добровольных помощников и советников, называясь все как один Волонтёрами. Хотя он пообещал открыть нам своё имя по выполнении нашей задачи.
День подошёл к концу, и нас с Гэйлин поселил у себя Торвальд. Волонтёр же остался ночевать у одной местной эльфийки.


День второй.
Утром, выйдя на улицу, я обнаружил, что ветки чертополоха и надписи исчезли с дверей домов, а жители лагеря немного бодрее занимались своими делами. Но что более меня удивило, Джонс был жив и чувствовал себя значительно лучше, чем накануне. Оказалось что это явление было ожидаемым и обычным с некоторых пор. Мне объясняли долго и путано, было видно, что местные сами не очень-то понимают, что происходит, я постараюсь объяснить понятнее.
Я назвал это «Дежа-вю», местные называют это «возвратом». К утру всё, кроме сознания, памяти и отчасти самочувствия людей, становится таким же, как и сутки назад, то есть предыдущим утром. В это было трудно поверить, и я сопротивлялся, как мог, но в будущем мне пришлось стать очевидцем многих доказательств «возврата». Всё неживое возвращалось к своему «вчерашнему» состоянию, будь то сожженные дрова, которые утром снова появлялись в поленнице или пища, съеденная накануне. Мне, человеку с рациональным мышлением, так и не далась загадка механизма этого явления. Волонтёр говорил что-то про интересные и чрезвычайно сложные операции со временем, но в эти сферы я вдаваться не стал, забот хватало.
К полудню, осмотрев всех жителей лагеря, мы пришли к выводу, что заражены абсолютно все (кстати, кроме эльфов: эту расу зараза не брала вообще, поэтому Гэйлин и Волонтёр осмелились работать с больными без защитных перчаток и респираторов). Стадии болезни были не такими глубокими, как у Джонса вчера вечером, но трупные пятна неумолимо росли, а симптомы обещали усилиться. Эпидемия присутствовала, как говорится, налицо, и мы начали принимать меры.
Торвальд назначил меня ответственным за санитарной обстановкой лагеря, я объявил карантин и приказал выдать всем больным по два грамма пенициллина, который мы привезли с собой. Антибиотик должен был приостановить заражение.

День третий.
Начиная с этого дня, я буду писать не столь подробно, ибо мало помню. Постараюсь изложить основные вехи нашего пребывания в карантинном лагере как можно тщательнее. Утром случился очередной «возврат» и всем больным, которые вечером были при смерти, стало лучше. Пенициллин не возымел никакого действия, как и травы-анальгетики, которые раздавала Гэйлин. Торвальд поведал нам ещё об одном месте на острове, где могут быть люди, и мы приняли решение отправить туда одного из нас. Отправилась Гэйлин, так как она чистокровный эльф и зараза вне стен лагеря ей не грозит и ещё потому, что мужчинам в это поселение путь заказан – там живут одни только женщины, которые и близко к себе не подпускают представителей противоположного пола, уж неизвестно, по каким причинам.
Гэйлин вернулась к вечеру и принесла неутешительные известия: в лагере действительно живут одни женщины, в период, когда болезнь уже разнеслась по острову, но временных парадоксов ещё не было, погибла большая часть поселения, сейчас же там осталось всего четыре человека, да и те живы только благодаря «возвратам». В лагере заключённых к вечеру состояние больных, как всегда, ухудшилось.
Один момент я не могу не упомянуть, так как он стал переломным в жизни лагеря. Почему, станет понятно позже. Ночью третьего дня со временем стали происходить невероятные вещи: «возвраты» повторялись каждые полчаса (хотя этот отрезок времени я называю условно, вообще не было понятно что, когда и во-сколько происходит, я ориентировался только по своим внутренним часам, которые говорили мне, что ночь длилась около шестнадцати-двадцати часов). Это было безумие, причём, в разных местах время выкидывало различные фокусы: на улице постоянно падала с дерева одна и та же ветка, не успевая коснуться земли, затем она опять появлялась в кроне и падала снова. Одежда на нас то становилась чистой, то на ней снова появлялись пятна, профилактический травяной настой, который приготовила мне Гэйлин, не кончался в мой кружке, сколько бы я не пытался его пить, в общем, в какой-то момент я подумал, что схожу с ума. Последний за всю историю Острова Отчаяния «возврат» случился за семь часов до рассвета.

День четвёртый.
Утром «возврата» не было. Заболевшим вчера лучше не стало, а к обеду двое скончались, остальные балансируют на грани смерти. В лагере началась паника среди тех, у кого хватало сил паниковать. В два часа пополудни я почувствовал недомогание, перерастающее в общую усталость, онемение конечностей и лихорадку. В тот момент я уже начал прощаться с жизнью.
Днём Торвальд (которого, кстати, болезнь щадила: симптомы у него присутствовали, но в более слабой форме, сказывалась природная стойкость гномов) позвал меня в дом Джонса, который мы переоборудовали как смогли в госпиталь. Там на кровати лежала эльфийка, у которой всё это время жил Волонтёр и имени которой я не знал. Она была в очень плохом состоянии: многочисленные ссадины, ушибы и раны, кости ног переломаны, левый глаз сильно повреждён. Она была без сознания, а Волонтёр и Гэйлин поочерёдно клали руки на её окровавленный лоб и бормотали заклинания. Пока мои спутники колдовали, Джонс рассказал мне, как всё произошло. Вчера, по просьбе Волонтёра, эльфийка ушла из лагеря за растительными ингредиентами для настоев и примочек, но по дороге обратно столкнулась со стаей диких животных и подверглась их нападению. Но важно не это, важно то, что по завершении работы Гэйлин и эльфа я, осматривая больную, обнаружил у неё начальные признаки болезни. Эльфы подвластны заболеванию. Возможно, она заразилась от большой потери жизненных сил после схватки с животными, возможно, это более развитый вид эпидемии; мы терялись в догадках и готовились жечь в яме, которая раньше гордо именовалась Ареной, трупы умерших.
После операции с эльфийкой Гэйлин отправилась в женский лагерь проведать его жительниц. Вернулась она нескоро, запыхавшаяся и до предела серьёзная. Велела срочно перенести в госпиталь всех тяжелобольных и самогонный аппарат Нориана – местного торговца спиртным. Пока самые здоровые - Торвальд и Волонтёр - переносили раненых, Гэйлин поведала мне о том, что узнала у женщин: вакцина может быть найдена! Лоррия, их предводительница, не раскрывает секрета, но готова поделиться ингредиентами и рецептом для лекарства. Делается оно путем перегонки отвара чешуек бурого цвета, предположительно частей какого-то экзотического растения. Мешочек этих чешуек Гэйлин принесла на пробу, пообещав женщинам готовую вакцину взамен.
Вечером четвёртого дня пребывания на острове мы разогрели самогонный аппарат и начали экспериментальное производство лекарства от ужасной эпидемии, которой местные жители уже успели дать короткое и простое название: «Смерть»
Уже заполночь Гэйлин отнесла в женский лагерь фляжку с буро-красной жидкостью.



День пятый.

Сегодня утром я проснулся с отличным самочувствием и настроением. Вакцина оказалась действующей. И, хоть срок действия одной порции невелик – всего три часа, шансы на спасение у нас есть, а значит нужно бороться. Гэйлин вернулась из женского лагеря и принесла столько «чешуек», сколько смогла унести. Жителям лагеря этого хватит дней на шесть. Я дописываю свой дневник, и через пару часов отправлюсь на берег моря, куда подойдёт корабль Эдварда Тича с целью забрать нас с острова. Я поднимусь на этот корабль и передам свёрток с этим дневником и деньгами боцману, который привезёт его в Эшбери и отдаст в редакцию «Тарантианца». А от возвращения на континент я откажусь и вернусь сюда, в этот ставший родным проклятый лагерь, в котором влачит жалкое существование горстка больных, нуждающихся в Доке Робертсе, враче из Туманных Холмов.

12 апреля 1882 г."


"ЗАГРУЗ З'АН АЛ'УРИН"

После неудач на Перевале Горгота, Тёмные Эльфы залегли на дно и провели лето без шума. Т’вал Нор и З’ан Ал’урин избежали наказания благодаря своему высокому статусу, но во искупление провинности были приговорены к ещё одной важной операции. Идея с «зомбированием» королевских или просто влиятельных особ (после случая с Арией) была воспринята верхушкой Тёмных Эльфов как интересный инструмент для безболезненного и незаметного манипулирования людьми. Следующей жертвой политических махинаций выбрали наследника Камбрийского трона Максимилиана. Но нахождение его было неизвестно. Точнее, Тёмные Эльфы хорошо знали историю с государственным переворотом в Камбрии (на самом деле, их агенты присутствовали среди магов-советников при королях Торрене и Преторе, и развал Камбрии, не в последнюю очередь, – их заслуга). Знали они и то, что Максимилиан был вывезен на Остров Отчаянья. Однако установить его личность оказалось практически невозможно. Принца арестовали юношей, а сейчас он уже был стариком. Кроме того, скорее всего, он хорошо обжился на Острове и перенял все местные повадки и правила общения, так что вряд ли он выдал бы себя своим аристократическим поведением. Было очевидно также, что имя своё он не скажет: вероятно, он боялся наёмных убийц (кто знает, до чего ещё додумается трусливый Претор?), да и вообще – трепаться о государственных тайнах с отбросами общества, уж точно не в логике поведения наследного принца.

Оставалось одно средство. Вспомнили о происхождении: ведь в жилах Максимилиана течёт кровь одного из древнейших и благороднейших монарших родов Арканума. Общеизвестен факт, что эльфы и люди королевской крови имеют иммунитет к большинству болезней и магических сглазов и заговоров. В то же время, вероятность того, что на Острове живёт ещё какой-нибудь родовитый аристократ, была крайне низка. Потому пришли к простому выводу: нужно действовать от противного, т.е. не искать аристократа, как иголку в стоге сена, а сжечь этот стог дотла, т.е. отсеять всех простолюдинов. «Отсеять»… значит, истребить… Было принято кардинальное и жестокое решение (вполне в духе Тёмных Эльфов): просто-напросто перетравить всё население острова. Оставшихся будет совсем немного, а то и один – Максимилиан.

Вряд ли кто-то заинтересуется судьбой несчастных заключённых, но всё же Тёмные Эльфы решили максимально запутать следы и сделать заболевание настолько же странным, насколько и смертельно опасным. И главное – никто не должен был увидеть источник заражения.

В чёрную ночь новолуния в Тсен-Анге провели особый обряд заражения З'ан Ал'урин. В нём участвовала сама М'ин Горад и другие могущественные тёмные колдуны. З'ан Ал'урин и до того имела особый статус – священница-воин, что указывало и на её магические силы, и на характер деятельности во славу Тёмных Эльфов. Теперь же её возвели в особую касту Т'эл Эн'но та-Г'хаур (что значит «Мать-Носящая-Под-Сердцем-Смерть»). Это обряду подвергалось весьма незначительное число тёмных эльфиек за всю историю Тсен-Анга, и была это как великая слава, так и великая опасность. Даже несмотря на свои глубокие познания, З'ан Ал'урин смутно представляла себе и механизм заражения, и историю этого обряда. Говорили, правда, что он не может не быть связан с самим Керганом, Первым Некромантом, потому что только этот смертоносный ум мог додуматься до столь изощрённого поклонения смерти. В то же время, тот факт, что обряд совершался только над женщинами, заставлял задуматься, что, возможно, к его созданию приложил руку не только Керган.

Примерно схема заражения выглядела так: З'ан Ал'урин пересадили личинки редкого паразита – Бангеллианского Червя, являвшегося уникальным магическим существом и умевшего накладывать заклинания Тёмной Некромантии. Далее заражение становится практически неконтролируемым, и хотя самой носительнице оно не угрожало, силы её явно должны были подтачиваться. Впрочем, на сей счёт не имелось точной информации…

Маги усыпили личинок на время и дали З'ан Ал'урин несколько месяцев, чтобы добраться до Острова: если бы она не успела вовремя, то эпидемия вспыхнула уже в Таранте или Эшбери…

Но она успела. З'ан Ал'урин отправилась в Тарант, набрав горстку тупых и самонадеянных революционеров радикально-анархического толка. Она стала вдохновителем и предводителем этого кружка – и вскоре организовала покушение на Г. Бейтса. Покушение было заранее обречено на провал - З'ан Ал'урин всё продумала, но она пошла «на дело» бок о бок со своими соратниками, и ни у кого ни возникло сомнений в её искренности. Бейтс остался цел и невредим, а кружок был наголову разбит. Процесс длился недолго, благо что улик было масса и вина казалась очевидной. Ввиду вопиющей дерзости преступления мужчин приговорили к смертной казни, а женщин - З'ан Ал'урин и Викторию Холт – сослали на Остров Отчаянья.
На Острове их пути разошлись. Виктория, в полном согласии со своими радикальными идеями, не пожелала терпеть господство наглых и жестоких мужчин и ушла в женский лагерь, существовавший в стороне от основного лагеря. Но З'ан Ал'урин, чувствуя наступление срока, осталась в основном поселении. Совсем скоро Червь проснулся, и Остров оказался поражён невиданной эпидемией.

Связь с континентом была затруднена, но вскоре проведение операции осложнилось новыми обстоятельствами. На Остров Отчаянья прибывают несколько врачей, в том числе не кто иной, как Твал Нор, передавший З'ан Ал'урин, что в дело вмешалось Объединённое Королевство. Тарант собрался послать на остров свою экспедицию с явно экспансионистскими намерениями. Видимо, руководство Тёмных Эльфов посчитало, что и здесь можно извлечь выгоду, и послало Твал Нора с приказом приостановить эпидемию и уделить основное внимание грядущему визиту тарантцев.

Но это оказалось гораздо сложнее: таинственность обряда дала о себе знать. З'ан Ал'урин смутно представляла себе, как можно справиться с заразой, а Твал Нору и вовсе ничего не сказала. Тем не менее, после продолжительных размышлений она пришла к выводу, что стоит изучить Зверя с Острова – странное чудовище, обитавшее недалеко от лагеря. Слухи говорили, что оно умеет накладывать мощные заклинания. Т.е. оно так или иначе было родственно Червю и из него, вероятно, можно было изготовить вакцину.
З'ан Ал'урин выследила Зверя и в ходе долгого поединка убила его, но сама оказалась серьёзно ранена. Её спас Твал Нор, доставил её в лагерь и выходил. Немного погодя они вернулись на место боя, но туши Зверя уже не нашли. На некоторое время над всей операцией нависла угроза срыва.

Однако спасение пришло из женского лагеря, куда каким-то образом попала туша. Это выяснилось, когда туда пришла целительница Гэйлин, спутница Твал Нора. Женщины-бунтарки дали ей чешую Зверя в качестве образца. Из неё в поселении изготовили вакцину, и эпидемия оказалась остановлена, так что теперь Тёмные Эльфы смогли вздохнуть спокойно. Теперь они принялись терпеливо ждать экспедицию, чтобы, как и на Перевале Горгота, попытаться повернуть ход вещей в свою пользу. Поиски Максимилиана были заморожены, но это не означало, что З'ан Ал'урин и Твал Нор прекратили их совсем – просто они выжидали, чтобы нанести решающий удар… "


"СОБЫТИЯ ЗА ТРИ ЧАСА ДО ИГРЫ"

Утро 25 апреля 1882 года. Основное поселение Острова Отчаяния.
***
Торвальд справлял малую нужду за деревом и совершенно по-детски щерился на солнце. В последнее время он всё чаще улыбался, вызывая недоумённые взгляды, видимо, гном нашёл настоящего врага в лице болезни и с нескрываемым презрением произносил: «Выкуси, гнида!», выпивая свою утреннюю порцию вакцины, после чего награждал окружающих щербатой улыбкой и отправлялся «отлить». Конечно, он мог бы улыбаться в одиночестве, в конце концов, гном никогда не любил чрезмерное внимание, но прозорливость и мудрость предков говорили ему об обратном. Ритуал Торвальда дополнял вакцину для тела лекарством для души, и гном украдкой замечал весёлый блеск в глазах Синтии, краем уха улавливал увлечённое бормотание Дока Робертса в госпитале и многозначное «да-а-а-а-а, млять» из хижины Нориана. Ну, хоть какой-то боевой дух, - шептал себе Торвальд.
Сутра в госпитале разгорелся очередной «научный» спор между Доком Робертсом и Волонтёром.
- Чешуйки явно магического происхождения. Ни одно из растений не даст таких результатов, уж поверь моим знаниям гербалистики. – Док вертел в руках склянку с вакциной. С момента нахождения чешуек, он практически не покидал лагеря, изучал, жёг, вымачивал в воде, варил, резал на куски, тёр в порошок, ел, нюхал и даже колол отвар внутримышечно, но так и не выявил природу веществ, содержащихся в спасительном растении. – всё равно что хвоя, ну никаких интересных свойств. Единственный вариант – магия.
- Не городи ерунды, Док. Ни я, ни Гэйлин ничего не нашли, ни единого признака даже самой слабой магии. Поверь мне, её тут нет. – эльф выглядел усталым.
- В том-то и дело! А может здесь присутствует очень сильная магия?
- Ну-ну, магия телепортации. Засунь чешуйку в задницу, глядишь, перекинет тебя в какой-нибудь Арленд. Заряжай лучше аппарат, нужно приготовить пойло на вечер.
- Ох и язва ты, Волонтёр… Сам что-нибудь предложи.
- Я думаю. – в сотый раз повторил эльф. – а ты меня сбиваешь. Нужно следить за симптомами, выявлять признаки, анализировать. Иначе будете кашлять и сидеть на вакцине всю жизнь. Как там пациенты?
- Джонс больше не жалуется на зуд и с раннего утра на охоте. Торрин ушёл на утёс, видимо на рыбалку. Ему всё ещё трудно дышать, но в целом он держится. Синтия у себя, утром заходила за вакциной и спрашивала про наши дела с изучением болезни. Она боится не дожить до двадцати лет, бедняжка. Джек и Маурис продолжают возиться с крышей своего дома. Карлику я увеличил дозу вакцины, ты же знаешь, их народу тяжелее бороться. Нориан дрыхнет, Гедеон меняет повязки Литте, Гэйлин в женском лагере, Торвальд… вон, к нам идёт.
- Ну что, эскулапы? – поздоровался гном с порога. – принёс вам еды. Вы ж без жрачки и насморк хрен вылечите. У меня новость хорошая - Литта на ноги встала. Завидую я вам, эльфы, две недели и как новенькие, ни царапины, ни синяка. И на черта материю на повязки изводили, так бы поправилась.
Волонтёр спешно встал и молча покинул компанию. Док Робертс взял ломоть хлеба и принялся отрешённо щипать его в кувшин с пивом.
– Литта это хорошо, ещё одни руки, ещё одна умная голова.
***
Гэйлин спешила, хотя этого и не требовалось. Она всегда почти бежала, направляясь в женский лагерь. Единственный врач, которого признавали женщины, она чувствовала огромную ответственность и крепко прижимала к груди бутылку с вакциной. «Только бы там всё было хорошо». Войдя в лагерь, целительница окликнула Лоррию. Нет ответа. Ещё раз, громче. Всегда уютный лагерь выглядел пустым и неряшливым, по погасшим углям было понятно, что женщины даже не готовили сегодня завтрак. Из-за сосен вышла Виктория и жестами попросила идти за ней.
На маленькой поляне под старой берёзой полукругом стояли женщины. Брина и Лорелина плакали, Виктория теребила край платья и что-то бормотала. Лоррия склонилась над лежащим на земле телом и отрешённо всматривалась в серое лицо Элейны Вилксворд – тихони и скромницы, которая сильнее всех страдала от болезни, часто плакала и говорила о неминуемой смерти.
- Я не успела ей помочь, она повесилась ночью. Тихо и молча, как всё, что она делала. Простите меня. – Лоррия обращалась к Гэйлин. – Ей стало плохо пару дней назад, она жаловалась на сильные боли, плакала и не находила себе места. Мы разделили свою вакцину и отдали часть ей, но ничего не помогало. А вчера вечером Элейна упала в обморок, видимо от болевого шока. Ну почему я не оставила с ней сиделку?!
- Примите мои соболезнования, Лоррия, и вы, дамы, поверьте, мне очень жаль… - Гэйлин не знала, как поступить, что говорить и как унять слёзы женщин. – Нужно смириться со смертью, бедняжка больше не будет страдать, она ушла в лучший мир.
- Спасибо, но этими словами её не вернуть. И не унять моей вины. Отдай нам вакцину, забери у Виктории оставшиеся чешуйки и уходи.
- Оставшиеся? Забрать все?
- Там едва ли наберётся полфунта. Элейна в шоковом состоянии пыталась унять боль и ела их просто так. А когда и они не помогли, она, видимо сожгла остатки. Мы наши у неё в хижине следы костра и кучку пепла…
***
Торвальд собрал всех у крыльца своего дома. В его руках, словно младенец, покоился холщовый мешок.
- Все понимают, что это значит?
Народ молчал. Понимали все, верили – единицы. Вот так бесславно сдохнуть, найдя вакцину и желание жить, которого не испытывали уже много лет? Чешуйки просто НЕ ИМЕЛИ ПРАВО КОНЧАТЬСЯ, это абсурд. Но щуплый мешочек говорил об обратном.
- а я знала, что не увижу старости, - прошептала Синтия.
- бред! – Док Робертс пытался найти подходящие слова.
Джек Флетчер с грустью смотрел на свою новую хижину, а карлик Маурис устало присел на бревно и обхватил голову руками.
Эльфы переговаривались в стороне.
- да-а-а-а-а, млять – озадаченно пробурчал Нориан


В воротах появился сильно запыхавшийся Торрин. Видимо, презрев одышку, бежал со всех ног.
- Люди!
Торвальд недовольно зыркнул на него. – А ещё гном, карлик и эльфы. Что у тебя?
- Там люди. На берегу. Приплыли, значит. А корабль ушёл уже.
- Новые заключённые?
- Да хер его знает. Три мужика, карлик и баба. Одеты хорошо. С сумками.
Флетчер встрепенулся. – как выглядит карлик?
- Да как твой дружок, только холёный и в этом… в цилиндре.
Джек выдавил улыбку.
- Это не заключённые. Это Петтибоун. За нами.

- И ещё это, Торвальд… Там другие есть. Их Джонс спалил, сейчас с ними в лесу толкует.
- Кто?
- Говорят, маги. Из Туллы.


Торвальд жевал бороду. Все смотрели на него, а он наставил на всех кустистые брови и молчал. Наконец, бросив мешок Доку, он выдохнул.
- Приберитесь в лагере. Перед смертью у нас запланирован спектакль."



Это только одна сюжетная линия, закрученная на эпидемии. Было ещё несколько, основанных на планах Промсовета, Тулле, истинном короле Камбрии и т. д. Все загрузы мы выложили на форум нашей игры, если кому интересно.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 26.5.2022, 2:48

Группа Арканум Клуба В Контакте

арканум