Арканум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Секунда, продолжение
Silver
сообщение 26.2.2008, 0:41
Сообщение #1


Долбоебообраз
Group Icon

Группа: Свои
Сообщений: 877
Регистрация: 25.12.2006
Из: Череповца
Пользователь №: 210



Заунывно плачет ветер. Капли дождя, последнего дождя уходящей осени, срываются с неба, падая на иссохшую, холодную землю. Скрипят деревья, сбросившие груз листвы, постаревшие, в глубоких морщинах коры. Резкий порыв ветра бросает пригоршню листьев в лицо, срывает капюшон, заставляя щуриться от бледного солнца, утратившего тепло. Серые, почти бесцветные глаза, скомканные седые волосы, и худое, птичье лицо, такое же невыразительное как окружающий пейзаж. Нелепый путник, странный и очень уставший медленно бредет через умерший на зиму лес, тяжело опираясь на посох, и надеясь обрести приют в недалеком уже погосте. Скрипнули проржавевшие ворота, беззубый пес на цепи лениво тявкнул, навстречу шагнул, вытирая тряпкой руки, хозяин погоста, немолодой уже, грузный и сытый жизнью, как кот у крынки молока.
-Заплатить есть чем? Если нет - проваливай! - и голос такой же сытый и довольный, часть хозяина непредставимая отдельно.
-У меня есть деньги - сухо шелестнула трава, тонкие пальцы отправляют в полет золотой кругляш. Жадность багровым пламенем вспыхивает в холеных глазах, и презрение сменяется угодливостью, нашкодивший кот подставляет беззащитное брюхо, надеясь заработать прощение. Рука с толстыми, как сосиски пальцами опускается на чужое плечо, приглашающе толкает к дверям, не замечая озноба и дрожи бьющей бродягу. Запах еды и хлева, блаженное тепло опускается на тело, выгоняя из костей мерзкий холод, давая силы сделать еще шаг. Он садиться за стол проводит ладонью по свежеструганным доскам, словно прося прощения у умершего древа, вытягивает ноги и, не замечая услужливого взгляда, закрывает глаза. Пляску лиловых огней и звезд в его сознании, прекращает лишь густой мясной запах прямо под носом, от которого желудок противно сжимается и просит наполниться побыстрей. Еще не видя, руки сгребают ложку, чтобы опустить её в пряную мясную похлебку, поставленную на стол угодливым трактирщиком. Бродяга ест, сгорбившись над столом, и чувствуя, как окончательно покидает тело холод, казалось укоренившийся там навсегда. Почему-то сейчас он не в этом пропахшем дымом зале, а на весеннем лугу, где цветет черемуха и по которому так легко идти. Грубый удар по столу прерывает мечты, заставляя подпрыгнуть плашку с неказистой едой. Постоялец погоста, похоже, всем здесь известный выпивоха и буян, нависает над ним, буравя и без того дырявый плащ маленькими поросячьими глазенками.
-Ты кто такой, чтоб здесь сидеть и молчать?!
Бродяга отводит глаза, ему неприятен винный перегар, исходящий от увальня - забулдыги. Это не ускользает от настроенного на драку пьяницы, и он заносит внушительный кулак, под одобрительные возгласы остальных завсегдатаев, незамеченных бродягой. Время застывает на миг. А потом он поднимает голову глядя прямо в пьяные глаза забулдыги. Гром неожиданно ударяет в ясном небе, и на секунду темнеет. Вспышка молнии озаряет округу и мигом протрезвевший молодчик, дико крича от страха, падает на пол, прижимая руки к лицу, словно боясь потерять глаза. Он кричит, наверное, целую минуту в полной ужаса мгле застившей небо. Но тучи развеиваются, пьяница замолкает, тихонько всхлипывая и шатаясь, удаляется из зала. Еще миг и прежнее гульбище продолжается, только вот тихого бродягу опустившего голову уже никто не трогает. Удаляющийся от трактира пьяница плачет, трет глаза надеясь выплакать и вытереть с них это страшное зрелище, когда серые глаза безумца обернулись жидким серебром, полным нечеловеческой мощи и силы, полным презрения ко всему недостойному жить. Секунда, изменившая жизнь, секунда страха и осознания, мгновение за которое забулдыга простился с белым светом, не надеясь выжить в презрительном блеске серебряных глаз. Никогда не ходивший в церковь, он почему-то вспоминает фреску, где среди ангелов света и тьмы, стоит один единственный серый, ангел равновесия. Секунда, длившаяся века, и стоившая очень дорого для никогда не бывшего человеком животного, прошла незамеченной в трактире, словно ее и не было вовсе. Только вот странный путник, тяжело дыша, вышел прочь, оставив остывать на столе мясной бульон.
-Ну что Нельварил - прошептал он, оказавшись в одиночестве, чувствуя снежинки, опускающиеся на седую голову - все по-прежнему, пусть дорога и почти завершилась. Люди никогда не научаться быть лучше, чем они есть, и никто кроме них самих этого не изменит.
Резной посох вспыхивает яркими рунами, словно подтверждая слова Нельварила, и медленно гаснет, освещая уходящую во мрак фигуру с блестящими жидким серебром глазами, и трепещущими, стальными крыльями под полой плаща.





Над городом тишина. Глухая как ватное одеяло скрывает под покрывалом ночи небогатые домишки, замерла набивая хищную утробу малейшим звуком. Тишина и ночь над городом. А еще смерть. Гнилостно-пряный аромат скользит по улицам, не дает вздохнуть полной грудью отравляя легкие ядовитым кашлем. И ветер стыло воет пробегая по черепичным крышам выводит жутковатую мелодию рожденную криками и стонами умерших в жестоких муках.
Еще вчера это был вполне обычный городок с небольшим но дружным населением из рыбаков охотников и купцов. По мостовой из желтого камня бегали смеясь дети, влюбленные тихонько целовались в переулках и сходились в пьяных драках мужики… Жизнь не то чтобы кипела но шла уверенным торящим дорогу ручьем. И вдруг замерла угодив в бездонную яму.
Яростно взвыв ветер сбросил с головы капюшон взъерошил седые космы и не смея сделать большего умчался прочь. Нельварил поднял голову выходя из раздумий и будто только сейчас поняв где оказался. Тонкие брови сошлись а немолодое уже лицо будто помолодело напрягшись, собираясь в жутковатую маску из морщин и шрамов. Тихий шепот слетает с губ и невзрачный посох в руке загорается огоньками рун освещая сгустившийся сумрак. Невысокая сгорбленная фигура старика в лохмотьях – как маячок среди черного моря ужаса.
Мертвые. Сотни мертвых кругом. Разинутые от боли рты скрюченные руки грозящие безмолвному небу и гнилостно-зеленые язвы на теле каждого. Здесь нет выживших и лишь где-то вдалеке одиноко завывает пес лишившийся хозяина
-Мор – с нескрываемым отвращением пробормотал Нельварил. Огляделся а затем уже громче произнес:
-Где ты? Выходи я чувствую твое присутствие.
И она вышла. Если конечно можно назвать эти резкие лишенные всякой пластики и жизни движения ходьбой. Так двигаются марионетки в руках неумелого актера. Бледный овал лица синюшные губы и белые точки зрачков в черных яминах бездонных глаз. Обнаженное тело цвета старой кости не прикрыто даже единым волосом но нагота эта вызывает лишь отвращении е и смутный рвотный позыв. Такой предстала перед путником нынешняя хозяйка этих мест. Она остановилась в десяти шагах не входя в круг света и поднимая в приветствии сломанную некогда руку:
-Так ты еще жив братец?
-Как видишь – Нельварил распрямился отчего громко хрустнули застоявшиеся кости – А ты чего вылезла? Город не место для тебя
Тонкий мелодичный смех никак не вяжущийся с жутким обликом прервал его. Единственная деталь не вызывающая отвращения невольно отметил Нельварил.
-Время пришло. Время умирать всему живому – чудовище по-птичьи наклонило голову – Как твое тело?
-Еще держится – Нельварил сдержанно улыбнулся накидывая капюшон на голову чтобы сестра не увидела бурое пятно на худой шее. – Но меня не волнуют ваши распри. Иди своей дорогой а я пойду своей
-Хватит! – закричала тварь в женском обличьи – Хватит держатся стороны! Ты либо идешь со мной либо твой труп сгниет здесь!
Нельварил остановился. Лунный луч выхватил презрительную усмешку на его лице.
-Иного я от тебя и не ожидал Моргитанна. Что ж -попытайся…
Они замерли всего на мгновенье. Такие разные и в то же время неуловимо похожие. Мор. Моргитанна – тварь с костяными крыльями затянутыми обрывками кожи и плоти носительница моровой язвы губящая одним прикосновением. И Нельварил. Нел. Усталый и нелепый старик-бродяга сжигаемый изнутри непобедимой болезнью в обношенном плаще и штанах подпоясанных веревкой сапогах с пробитой подошвой. И лишь серебряные крылья мерцают едва касаясь земли и выдавая нечеловеческое происхождение.
Тонкие прутик появляется в руках Моргитанны мгновенно обращаясь в костяное копье с серповидным наконечником. Ломкие ноги бросают тело в стремительный прыжок. Посох Нела гаснет в последнее мгновение скрывая худую фигуру, копье удлиняется и… разрубает надвое опустевший плащ. Бродяга в последний миг ушел из под удара в сторону нанося удар посохом под колено Мор. Глазам пылающим жидким серебром уже не нужен свет. Падая на землю тварь нанесла ответный удар тупым концом копья. Кость отвратительно проскрежетала по металлу крыла высекая желтые искры. Мор яростно зашипела выпучив глаза и оскалив сточенные зубы
-Кккрылья?! Как ты сумел воссоздать их?!
-Не твое дело – басом рявкнул Нел нанося повторный удар. Отбив его локтем Мор приподнялась нанося удар сбоку. Копье обернулось жилистым кнутом с неизменным серпом на конце и лишь мгновенная реакция спасла Нельварила от верной смерти. Подпрыгнув на полметра вверх он нанес удар концом посоха в лоб сестры и одновременно сомкнул крылья хлопнувшие с металлическим стуком. Оглушающий удар бросил ломанное тело на мостовую. Кнут упал на землю рассыпавшись в пепел.
-Мы еще встретимся братец – прошипела Мор приподнимаясь на локте – и скоро!
Костлявое тело за доли секунды срослось с гнилой землей и исчезло осев неопрятной грудой плоти.
-Как всегда – иронично пробормотал Нел – Могла бы уже что-то и посвежее выдумать.
Однако улыбка получилась вымученной – ребра ходуном ходят под папирусной кожей легкие свистят как прохудившиеся меха. Болезнь которой некогда заразила его Мор медленно но верно делала свое дело. Несколько секунд схватки убили большую часть с таким трудом скопленных сил.
-Чтоб ты сдохла Моргитанна – сквозь зубы проворчал странник натягивая рваный плащ. Ткань срослась как живая – на серой ткани не осталось даже швов.
Полная луна покатила на убыль сереброкрылый, наконец, вышел из мертвого города. Позади разгоралось жадное пламя с упоением бросаясь на мертвые тела и дома. Теперь никто не подхватит проклятое семя Моргитанны не понесет его по свету умножая ее силу.
Ветер затих. Ласково обнимает скуластое лицо щекочет застаревшие вспухшие шрамы. Нельварил с наслаждением вдохнул пьянящий аромат недалекого леса. Скоро рассвет и так тянет присесть у дороги привалившись к крепкому дубу и просто забыть этот кошмар. Но до ближайшего города еще далеко. Нужно спешить. Ведь время пришло
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Jack
сообщение 4.3.2008, 18:55
Сообщение #2


Исследователь
Group Icon

Группа: Свои
Сообщений: 766
Регистрация: 29.12.2006
Пользователь №: 218



Это, как я понял, продолжение старой зарисовки... Написано достойно, но воспринимается как этюд, тренировка. Конец понравился.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Silver
сообщение 4.3.2008, 20:42
Сообщение #3


Долбоебообраз
Group Icon

Группа: Свои
Сообщений: 877
Регистрация: 25.12.2006
Из: Череповца
Пользователь №: 210



давнее продолжение. Написано едва ли не сразу после написания рассказа. Сейчас уже еще пара наработок есть. Если интересно кину
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
san
сообщение 1.4.2008, 16:28
Сообщение #4


Некромант форума Arcanum
******

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 3 241
Регистрация: 17.10.2006
Из: Москва
Пользователь №: 2



Ну дык кидай (всё сразу уж зачесть...)
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Silver
сообщение 3.4.2008, 9:35
Сообщение #5


Долбоебообраз
Group Icon

Группа: Свои
Сообщений: 877
Регистрация: 25.12.2006
Из: Череповца
Пользователь №: 210



sorry.gif

Бездна. Сколь многое, связано с этим словом в мире людей. Они, зачастую, даже не понимают значения слова, произнося его просто так, либо, в сердцах, желая врагу неприятностей. Но они не знают, что это на самом деле. Бездна. Холодная пустота, ничто, из которого произошло все, как считают мудрецы. Но, как отсутствие чего-то, может породить что-то новое? Они не знают. Не знают, потому что, никогда не стояли на краю этого безбрежного океана. Бездна жива. Она жива, как может быть живо все, что когда-то произошло из нее. И хотя это незаметно, но, по сути, она начало и конец всему, естество этого бытия, спрятавшееся за телесной оболочкой принявшей форму нашего мира. Она его душа. Но – как и грубый человек, скрывающий нежную душу, душа бездны, это не есть суть отражение этого мира. Она другая, неповторимая и неизведанная. Она вечна. И все, что когда-то было, и есть, является ее частью, и то, что будет - тоже. Она поглотит любого коснувшегося ее, и любому коснувшемуся даст все, что он хочет. Это как океан, уносящий неопытного пловца на глубину. Бездна, это, по сути, призма мира – не кривая и не зеркальная – отражающая то, что есть. И никто из коснувшихся не остался частью мира, а был растворен и поглощен ей. Почти никто. Лишь Творец плоть от плоти и крови, сын бездны, смог взять часть ее из которой и слепил мир, создал всех нас. Но со временем он ушел, а мы – его избранные дети, остались присматривать за его созданием. И я. Его любимый сын, призванный хранить равновесие. Серый сефирот Нельварил. И я был свергнут с небес родными братьями и сестрами, свергнут, чтобы не мешать им, спокойно править миром. И не важно то, что на руках моих кровь одного из братьев. Важно то, что сейчас я стою на краю бездны, готовый коснуться ее. Ибо лишь она даст мне право и силы для мести. Лишь она возродит это дряхлое тело, гниющее от вечной болезни. Протянуть руки и коснуться ее. Так просто. Улыбнуться, и шагнуть вперед. Здравствуй мама…




Холодно. Тело медленно плывет в обжигающей пустоте. Странное чувство. Это сродни бездумному лежанию в теплой воде. Только не слышно плеска волн, не скрипит песок где-то рядом. Здесь вместо чаячьих криков – отголоски чужих мыслей и чувств, бестелесные души носятся мимо, заденут краем и в мозгу разрастется яркая вспышка. Лишь воля не дает окончательно растворится в безбрежном океане из которого я произошел. Четкая мысль сгруппировавшая желание позволила мне протянуть вперед руку. Глубже. Еще глубже заплывая в омут памяти. Ибо то что было можно вернуть здесь. Старость и болезнь не щадят высасывая из меня все соки даже здесь но я не привык сдаваться. Бездна утробно заворчала чувствуя нежелательное присутствие. Ее теплые волны рванули внутрь меня сдавив дыхание и затмив зрение но лишь крепче сжались зубы. Пока жива воля отсюда можно выбраться. Вот он! Знакомая ребристая рукоять обтянутая кожей. Холодной лезвие теней. Гладримус – клинок тени созданный в годы далекой молодости и содержавший большую часть моей силы. Разбитый в том давнем сражении. Его осколки в посохе оставшемся у края бездны но лишь целиком он вернет мне утраченное! Пальцы цепляются за рукоять которая немедленно отзывается живым теплом. Бездна дрогнула не желая отдавать его и неохотно подчинилась выпуская меч из темного пруда памяти. Еще немного и… прохладная ладонь легла поверх моей. Сердце рухнуло в пропасть. Неким чутьем больше схожим со вторым зрением я увидел коснувшегося меня призрака и замер от неожиданности выпустив Гладримус. Ибо то что я увидел было в сотни раз важнее моего похода в Бездну. Важнее мести и боли важнее силы и нового тела. Важнее самой жизни. Васильковые глаза и рука поверх моей как и в былые годы. Это она. Она умерла много лет назад. Но все еще скитается здесь ожидая меня. Умерла на моих руках. Любимая…
Взгляд ее полон надежды и муки чего-то недосказанного но она молчит как и я. Просит остаться? Что может быть лучше… сбросить оковы умирающего тела и сплестись с ней в безумном танце забыть про все страхи и боль…просто быть с ней. Но ведь это уже был бы не я.
Время безнадежно уходит. Бездна практически поглотила меня предоставив такой простой и ужасный одновременно выбор. Отпустить ее руку и рванув на себя Гладримус выбраться из Бездны. Либо остаться с любимой. Все просто. Боль хлестнула из меня одним протяжным воем в котором смешались горечь и скорбь мольба о прощении и ненависть к самому себе. Прости Адайна. Я не смог удержать это. Единый рывок и прочь из омутов пустоты плача и чувствуя как стремительно гаснет сознание…
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 4.12.2021, 18:28

Группа Арканум Клуба В Контакте

арканум